26 Июля, Среда, 21:34, Воронеж

Письма непутевой студентки Юрьевского университета своим дражайшим маменьке и папеньке. Письмо пятое или, как говорится, «Руссо туристо». Часть 1

Дорогие мама и папа! У меня все очень плохо! Дело в том, что это мое последнее письмо… Когда вы будете его читать, я, скорее всего, уже буду сидеть рядом с вами. Почта-то нынче та еще! То ли дело голубиная…


После сдачи не очень суровой эстонской сессии я в компании Вики — менее непутевой студентки, отправилась путешествовать по восточноевропейским землям, не без сожаления оставив уже практически родной и любимый Тарту. Путь мы держали в Польшу и в Чехию.

Путешествовать мы решили в соответствии с нашим студенческим положением — дешево и сердито. Хостелы забронировали за две недели: один — в Кракове — со скидкой 70%, другой — в Праге — со скидкой 50%. Цифрам не верили до последнего, поэтому готовились ночевать либо на вокзале, либо, в лучшем случае, в «пенале» с охапками соломы на полу. Передвигаться решили на автобусах. Можно было бы и на самолетах, но дешевые билеты возможно найти за месяц-полтора, не позже. Мы же опомнились только за 2 дня до путешествия. Все билеты заказали через интернет, часть сразу же распечатали. В следующий раз, дорогие маменька и папенька, я распечатаю все сразу. В двух экземплярах.

И вот передо мной красовался готовый маршрут, который честно признаться, меня пугал. Тарту-Рига-Варшава-Краков-Варшава-Прага-Карловы Вары-Прага-Тарту. 6 дней. 3 ночевки в хостелах.

Подъем в пять утра, четыре часа на автобусе — и вот мы в Риге! Уже не в первый раз — ехать недалеко. Рига — своеобразный перевалочный пункт. Отсюда можно добраться куда угодно — было бы желание. Но и сам по себе город очень гостеприимный и красивый. Автовокзал всего в пяти минутах ходьбы от Старого города и в двух минутах — от знаменитого Рижского рынка с не менее знаменитыми рижскими шпротами. Туда мы, в первую очередь, и направились. Помимо шпрот на рынке всегда есть свежая рыба, мясо, сладости и выпечка, продающиеся в разы дешевле, чем в любом другом месте. К продавцам можно запросто обращаться на русском языке.
Рига

После Риги гастрономической нас ждала Рига историческая. Центр города очень компактный: обойти неспешным шагом его можно за день. Что мы, в очередной раз, и сделали с превеликим удовольствием. Важная особенность рижского Старого города — он старый. Среди домиков с черепичной крышей и ставнями на окнах никогда не вклинятся модерновые строения, а уж тем более, небоскребы. Конечно, современные здания в Старом городе есть, но все они выполнены в стиле рядом стоящих каменных старожилов. Отсюда ощущение, что ты попал в другой век — как минимум, в век Шерлока Холмса (ведь именно на этих улицах его и снимали). Мы все ждали, что они с Ватсоном вот-вот вывернут из-за угла. Но наткнулись только на Раймонда Паулса и симфонический оркестр. Тоже хорошо.

Ночь в автобусе прошла легко. Нагулявшись по Риге, спала я крепко. И не сразу поняла, где оказалась.
— Вик, мне кажется, или я вижу в окне Сталинскую высотку?
— Нет, мы же в Польше… должны были быть…

В общем, первое, что видишь, когда выходишь из гигантского Варшавского автовокзала — гигантскую Сталинскую высотку. Гугл нас успокоил — мы не перепили Рижского бальзама. Просто за три года, с 1952 по 1955 год, три с половиной тысячи советских рабочих возвели, на минуточку, самое высокое здание в Польше в качестве подарка от Советского союза польскому народу. Дворец культуры и науки входит в десятку высочайших небоскребов Евросоюза — 237 метров, как никак. В общем, масштабно знакомство с Польшей началось.
Варшава

Но, как говорится, с небес под землю. Нас ждал автобус на Краков, и загвоздка была в том, что ждал он нас на другом автовокзале еще ровно полтора часа. И вот, Вика, я и топографический кретинизм оказались у входа в Варшавское метро перед автоматом с билетами. Время сэкономил русскоязычный режим (на выбор были еще польский и немецкий). Точнее, сэкономил бы, если бы я, Вика и топографический кретинизм знали бы, как ехать. Станцию-то мы знали, но автомат предлагал на выбор билеты обыкновенные, билеты с пересадками, билеты, входившие в большую и малую транспортные зоны, билеты по времени… В итоге, мы купили два самых дорогих, чтоб уж наверняка. Зашли внутрь — нет турникетов. Спустились на станцию — нет турникетов. И почему-то только одна платформа. На другую сторону можно перейти только по мостику… через турникеты. Время шло. Мы стояли на середине моста рядом с турникетом. Засунешь билет — и обратной дороги нет.

— Пани, помочь? — мы медленно развернулись на голос. Перед нами возвышался польский полицейский. Первой мыслью было «бежать!», но позади — турникеты. Поэтому, ткнув на название станции, спросили, куда идти.

— Русский плохо, — застенчиво признался полицейский, а затем добавил, подумав, — Тантый перрон, пани, надо, — и указал на платформу, с которой мы пришли. А ведь последствия могли быть роковыми…
Рыночная площадь

Спустя несколько станций и три часа в двухэтажном автобусе, мы уже неспешно прогуливались по Кракову. До 17 века именно этот город был столицей Польши. Оно и видно, Краков — квинтэссенция костелов и замков. Что ни здание — то шедевр. Вот, маменька и папенька, места, обязательные для посещения: замок Вавель, в сущности, целая замковая гора со смотровой площадкой, башнями, крепостной стеной и усыпальницей польских королей. Недалеко находится музей Чарторыйских, главной жемчужиной которого является один из четырех женских портретов, написанных рукой Леонардо да Винчи, — «Дама с горностаем». Ну, и куда же без главной площади Кракова — Рыночной. На ней располагается городская ратуша и Суконные ряды — здание, разделяющее площадь пополам, первая версия которого была построена еще в 1257 году. Туда-то и надо ходить за уникальными сувенирами ручной работы. На этой же площади находится и главный костел Польши — Мариацкий. Узнать его легко — одна башня немного короче другой. Согласно легенде, костел строили два брата, недолюбливавшие друг друга. Оба хотели доказать, что для церкви им ничего не жалко: в результате, башня того, у кого денег оказалось больше, получилась выше. Потом, говорят, один брат другого с той башни и сбросил… Но не суть. Суть — внутри. Как только мы зашли в костел, забыли и про башни, и про братьев, потому что увидели алтарь. Самый старый и, пожалуй, самый красивый из всех, что нам довелось видеть до, да и после этого. Знаменитый алтарь Вита Ствоша. Архитектор работал над ним 12 лет — до 1489 года. Вырезанный из липы, 13 метров в высоту, 11 метров в ширину, алтарь является самым большим из средневековых алтарей Европы. Мы, как католические лунатики, около часа просидели, не двигаясь, на церковной скамье.
Мариацкий костел

Вообще в Кракове незаслуженно мало туристов. И это очень хорошо — создается ощущение диалога с городом, в нем хочется потеряться. Сказано — сделано. Когда мы поняли, что нам не поможет не только карта, но также компас, мох на деревьях и ориентирование по звездам, мы набрели на красивое здание в готическом стиле и решили зайти. И после этого бабушки у подъездов говорят, что молодежь не любит учиться! Мы оказались в Краковском университете. А ведь были уверены, что зашли в резиденцию короля, не меньше: сводчатые потолки, кованые люстры, мемориальные медные таблички на каменных стенах. И среди этого обычные польские студенты, влиться в толпу которых нам не составило труда. Заодно проинспектировали несколько аудиторий и гардероб. Вердикт — учиться, учиться и еще раз учиться!
Краковский университет

Есть в Кракове еще одна площадь, мимо которой пройти нельзя. К вечеру пошел дождь. Он крупными каплями стекал по 70 пустым металлическим стульям. Они ждут тех, кто уже никогда не вернется домой. Ждут на бывшей Площади Согласия; во время немецкой оккупации — главного места сбора евреев, которых оттуда отправляли в концлагеря; ныне — Площадь героев гетто.
Площадь героев гетто

Нагулявшись до глубокой ночи, мы вернулись в хостел. Так вот, маменька и папенька, наша комната оказалась не гробом, и даже не пеналом, а просторным помещением с трехметровыми потолками и собственным выходом на террасу с садиком и качелями. В качестве бонуса, хозяйка, свободно изъясняющаяся по-русски, горничная, свободно изъясняющаяся по-русски, автомат с шоколадками, свободно изъясняющийся по-русски, таблички на дверях… в общем, идею уловили. Хотя, почувствовать в Польше языковой барьер, в принципе, очень сложно. Считают поляки: «едно, два, тше, чтыре, пять»; здороваются «день добре» с непередаваемо серьезной интонацией. Читать по-польски мы начали еще в Варшаве: латинский алфавит, славянский смысл. В принципе, этим правилом можно охарактеризовать Польшу во всех ее смыслах. Наверное, поэтому нам в ней так комфортно.

Засим и закончу на сегодня, дорогие маменька и папенька. О других своих варшавско-пражских приключениях обязательно напишу завтра.
Ваша непутевая дщерь,
Елизавета ЗОЛОТУХИНА

Письмо четвертое или, как говорится, «Ху из Ху»
Письмо третье или, как говорится, «Дэнжер-дэнжер»
Письмо второе или, как говорится, «ХУ НЬЮ»
Письмо первое или, как говорится, «ВЕЛКОМ»

0 комментариев