18 Декабря, Понедельник, 23:16, Воронеж

Письма непутевой студентки Юрьевского университета своим дражайшим папеньке и маменьке. Письмо четвертое или, как говорится, «Ху из Ху»

Дорогие мама и папа! У меня все хорошо! Но что это я, собственно, все о себе да о себе. Помимо меня в Тарту учатся около 800 иностранных студентов (много немцев, словаков, есть итальянцы, американцы и даже несколько британцев — никак не могу их найти; русских, приехавших на семестр, всего 8). Некоторые из иностранных студентов даже менее непутевые, чем я. О них сегодня и прочтете.


Помните ли вы, дорогие маменька и папенька, как в первом своем письме я упоминала про мою немецкую соседку. Так вот, она все еще жива, здорова и до сих пор меня не выселила. Ее зовут Катарина Рум, она приехала в Эстонию в сентябре по годовой программе Erasmus из Вюрцбургского университета, одного из старейших в Германии. Там, кстати, изобрели рентген, но это была не Катарина.



В «родном» университете Катарина изучает политологию, социологию, а еще британо и американоведение. Такие комбинации довольно популярны среди здешних студентов, но вот на банальный вопрос «Почему Тарту?» дать внятный ответ могут далеко не все. У меня лично сразу начинает дергаться глаз. А вот для моей соседки это вопрос не сложный:

— Я захотела изменить что-то в своей учебной жизни. Тарту выбрала, потому что у этого университета сильная программа по политологии. А еще я хотела увидеть, как соотносятся здесь влияния севера и востока, это ведь очень необычно, — делится она, стоя на кухне и ловко переворачивая блинчики.

Катарина бегло и абсолютно без акцента говорит по-английски, а иногда так пугает меня своим «Привет!», что я начинаю бегать по комнате и искать незваных русских родственников. Скоро у Катарины будет устный экзамен по русскому языку, она просила меня помочь. Я, конечно, постараюсь, но кто бы еще помог мне его вспомнить… Великого и могучего для моей соседки оказалось мало — она учит еще и эстонский. Говорит, что с ним дела несколько хуже:

— Я абсолютно не понимаю, что говорит мне мой преподаватель, а она, кажется, ни слова не понимает из того, что говорю я. Но парадокс вот в чем: как только я оказываюсь в баре за бокалом хорошего эстонского пива и набираюсь храбрости поговорить с кем-то на эстонском, языковой барьер сразу исчезает!

О самих эстонцах Катарина придерживается мнения большинства:

— С ними нелегко начать разговор, они довольно закрытые и стеснительные люди, хотя, если все-таки пробить этот барьер, они оказываются очень интересными и веселыми.

Мне сразу вспомнилось высказывание моего преподавателя эстонского языка: «Знаете, когда зимой вы идете по улице и встречаете на своем пути местных, создается впечатление, что у каждого из них выдался очень плохой день. Или месяц. Но весной это проходит».

Катарина же всегда приветливо улыбается и ей невозможно не улыбнуться в ответ, даже если у тебя, и правда, был неважный день. Она любит повеселиться в компании друзей:

— Лучшее место для встречи — городская площадь (Raekoja plats). Это уже своеобразный символ, вы встречаетесь около фонтана «Целующихся студентов» и идете в ресторан или паб. Эту атмосферу я хотела бы перенести в свой город. А еще мне нравится, что здесь очень много образованных людей, с которыми можно поговорить, например, о литературе. Вот приеду домой, буду и своих друзей заставлять.



Кстати, продолжать обучение в своей стране Катарина не собирается:

— Я закончу учиться на бакалавра, а потом, скорее всего, поеду куда-нибудь еще, учиться на магистра. После того опыта, который я получила в Тарту, я понимаю, что мне не обязательно оставаться дома, я могу увидеть мир, побывать там, где давно хотела.

— Лиза, а кто еще будет в твоем «письме»? — спросила Катарина.

— Лексо, он здесь ра…

— Ого, я его знаю!

Да, дорогие маменька и папенька, со мной всегда так. На момент нашего разговора, Лексо Чанадири, кажется, знали все, кроме меня. Собственно, вот и познакомились.



Лексо приехал в Тарту в 2011 году из Баку, где учился в университете Иностранных языков на регионоведении, а в Баку приехал из Тбилиси. В Тарту закончил магистратуру по специальности «Исследования ЕС и России». Сейчас он работает консультантом по Восточной Европе в отделе маркетинга Тартуского университета. Казалось бы, Грузия и Эстония — страны, противоположные по темпераменту, но, как известно, противоположности притягиваются.

— Мне нравится Тарту и моя работа. Кстати, в Тартуском университете еще в начале 20 века было очень много грузинских студентов. Связь между нашими странами всегда была сильной, но это до сих пор многих удивляет.

Лексо свободно разговаривает со мной на русском и не менее свободно заказывает ланч на эстонском. Я и мой эстонский лексикон, состоящий из трех с половиной слов, решаем помолчать в тряпочку. Лексо много и увлеченно рассказывает о работе:

— В мои обязанности входит продвигать Тартуский университет на образовательном рынке. Мы много путешествуем по разным городам, рассказываем об университете, о новых программах, которые здесь преподают. В этом году, например, открылось 5 магистерских программ на английском языке. Ты, кстати, куда собираешься в магистратуру? У нас теперь есть маркетинг…



Дорогие маменька и папенька, я никогда не задумывалась поступать в магистратуру на маркетинг, да и вообще, впускать в свою жизнь это страшное слово, но теперь, право, задумалась. В общем, если вдруг это прочитают начальники Лексо, работает он хорошо.

— Как-то я лежал под наркозом в больнице, и, когда наркоз отошел, вспомнил, что все это время я рассказывал медсестре про университет, наши магистерские программы, и отдал ей свою визитку.

Помимо работы, Лексо любит музыку:

— Я играю на гитаре. Первую группу собрал в Тарту, в 2011 году, в своем первом учебном семестре. Правда, состав постоянно меняется, студенты не задерживаются надолго. Мы выступаем на концертах от ESN, студенческом Jаm Session.



Их выступление я видела, но только сейчас поняла, что это были именно они — играли песню одной из моих любимых групп (Muse — Supermassive Black Hole). Играли с драйвом, на эмоциях.
— Что мне не очень нравится в Тарту, так это то, что люди не показывают свои эмоции. Но у эстонцев, безусловно, есть чему поучиться, например, пунктуальности. А вообще, у этого города неповторимая атмосфера: такого университета и такой студенческой жизни нет больше нигде.

Да, дорогие маменька и папенька, подписываюсь под каждым словом. Тарту — это не только Ратушная площадь, корпусы университетов и река Эмайоги. Это еще и люди. В свой первый день в Эстонии, когда Катарина с широкой улыбкой сообщила, что душ и туалет в нашем блоке на ремонте, я поняла, что у меня здесь все будет хорошо. А, если в ближайшие пару лет вы будете часто слышать от меня слово «маркетинг», то вы знаете, кто в этом виноват.

Ваша непутевая дщерь,
Елизавета Золотухина


Письмо третье или, как говорится, «Дэнжер-дэнжер»
Письмо второе или, как говорится, «ХУ НЬЮ»
Письмо первое или, как говорится, «ВЕЛКОМ»

0 комментариев