25 Мая, Среда, 12:59, Воронеж

Как обложки журналов помогли воронежской студентке стать востребованной моделью

Многие студенты стремятся работать уже во время учёбы. Профессии выбирают самые разные и не всегда связанные с будущей специальностью. Студентка Воронежского музыкального колледжа им. Ростроповичей Анастасии Бахтина четыре года изучает дирижирование и уже пять лет трудится в сфере моделинга. Секретами своей работы она поделилась с корреспондентом «P.S.-5сов».


— Настя, как ты пришла в моделинг?

— Я начала вести Instagram в едином стиле, и мне написала фотограф с предложением: «У тебя интересная внешность. Не хотела бы ты поучаствовать в творческой съёмке?» В её понимании, «творческая съёмка» предполагала студию, очень пышные платья и букет пионов. Я ей ответила: «Да-да-да! Конечно!» Это был мой первый опыт. Дальше фотограф выложила результат у себя в профиле и отметила меня. И мне начали предлагать ещё съёмки. С этого момента всё закружилось, завертелось. При этом, я эти фотографии не выкладывала к себе в профиль. Видимо, просто повезло с фотографом.



— То есть в кастингах ты не участвуешь?

— Нет, что ты, конечно, участвую: и в модельные агентства, и в специальные проекты. Если говорить о первом опыте, то это было как раз агентство. Спустя некоторое время после первой съёмки, мне начали активно писать. Я поняла, что спрос есть, а предложения у меня не было. Я ничего не знала и решила попробовать поступить в модельное агентство. И вот мой первый кастинг. Все по стандарту: облегающая одежда, каблуки, отсутствие макияжа, чистые волосы без укладки. Я с паспортом, заполняю все документы. Потом меня ставят к белой стене и делают замеры: талия, обхват груди, бёдра, рост, вес. Делают обычные «снэпы» (фотографии без обработки, как на документы — прим.авт.): в анфас, в профиль и в полный рост. Я заполнила досье, мои фотографии прикрепили. Позже сказали, что из-за моего маленького роста меня не могут взять на подиум, но я буду числиться как фотомодель, так как моя внешность показалась им приятной из-за неординарной формы лица. В конце мне сказали, что перезвонят. По закону жанра мне не должны были перезвонить, но перезвонили. Предложили несколько проектов, но сначала нужно было пройти обучение, причем за деньги. Назвали заоблачную цену, я отказалась и решила, что лучше буду обучаться сама. Забрала свои документы и досье, но у них остались мои «снэпы» и контакты. Какое-то время я о них ничего не слышала.

Позже, когда моя карьера начала развиваться, мне позвонили из этого агентства и сказали, что готовы взять меня без обучения. Я отказалась. Так что ни в каких модельных агентствах я не числилась и не числюсь, а вот на кастинги хожу.

— Тебя когда-нибудь пытались «подогнать» под требования фотографа?

— Были такие ситуации. С этим связано много смешных моментов в начале моей карьеры. На одной из съёмок требовалась короткая стрижка. У меня на тот момент были длинные волосы. Мне пишет фотограф, что идея «просто пушка», «мы разорвём все площадки, но…» И тут я получаю огромное сообщение, где мне расписывают плюсы короткой стрижки и недопустимость парика.

Я спросила, почему бы ему не найти модель с короткими волосами, вместо того, чтобы писать модели с длинными: «На что вы рассчитываете?» На что мне ответили: «Я рассчитываю на твой профессионализм». Я была в шоке. Но на тот момент у меня были очень длинные волосы. И я не готова была их стричь. Поэтому написала: «Извините. Нам с вами не по пути». Это был мой первый опыт отказа.

Потом я, конечно, почувствовала это «скользкое» ощущение внутри: «Блин. Отказалась. Надо было согласиться. Подумаешь, волосы. Волосы не зубы, отрастут». Но, взвесив все «за» и «против», я поняла, что моё мнение и моё состояние для меня важнее съёмок. И перестала себя винить за отказ.

Когда-то мы планировали съёмку, а впереди намечались длинные новогодние каникулы. Мне говорили: «Впереди праздники, но вы не забывайте, что через месяц у нас съёмка. Не налегайте сильно на салатики и мандарины». Если честно, то мысленно я их послала куда подальше, кушала, что хотела. Пока метаболизм позволяет, можно немного и побаловаться. За три дня до съёмки начала делать упражнения, стабилизировать водный баланс, питаться, как при диете и всё. Немного подсушилась и появилось ощущение, что я всё это время питалась правильно.



— Как ты относишься к проблеме стандартов красоты у моделей (90-60-90)?

— На самом деле, это очень больная тема. Есть девочки худее, есть крупнее, но при этом, если смотреть модные показы домов, то можно заметить, что на лицо все красивые, тела у всех пропорциональные. Про них нельзя сказать, что они выглядят как-то не так. А стереотип «90-60-90» делает людей совершенно одинаковыми, стадом. Ещё я не понимаю стандарт роста для подиума. Есть девушки с объективно привлекательной внешностью, но они маленькие, как я. Мой рост 158 см. Какое модельное агентство возьмёт на подиум девушку с ростом 158? Какая бы она не была красивая и привлекательная. Никакое. Варианты ниже 170 см не рассматриваются.

— Есть мнение, что в модельные агентства берут только либо очень красивых девушек, либо с интересной внешностью, либо по блату. Что из этого правда?

— Если у тебя среднестатистическая внешность, подходящий рост, ты соответствуешь всем параметрам, ты в любом случае будешь менее востребованной, чем девушки, которые могут не соответствовать нужным параметрам, но у них интересная внешность. Даже при лишнем весе, что является одним из важных пунктов в любом модельном агентстве. И девочка с обычной внешностью будет только запасным вариантом. К сожалению, в нашей сфере, это так.

— Помог ли тебе моделинг раскрепоститься, стать увереннее в себе или только посеял в тебе ещё больше комплексов?

— На самом деле, это палка о двух концах. С какой-то стороны, я раскрепостилась. Стала позировать более раскованно. Раньше я не выходила за рамки своего «выгодного ракурса», но сейчас не боюсь экспериментировать: скрутить голову, поднять ногу до уха или высунуть язык до подбородка. Но есть другой конец. Смотришь на другие работы фотографов, на других моделей, которые худее, выше, фигуристее, красивее и начинаешь комплексовать. Вроде, вы работаете в одной сфере, но эти мысли «она лучше меня», «она будет более востребованной, чем я»… Это невольно навязывает новые комплексы, или пробуждает те, которых давно не было.

Например, у меня есть комплекс маленького роста. Я ничего не могу с этим сделать. Меня не растянуть, как в фильме «Чарли и шоколадная фабрика» на приборе для жвачки. Или комплекс веса, который является самым проблемным. Многие не понимают, что девушки с одинаковым весом могут выглядеть совершенно по-разному. Допустим, есть модель с весом 45 кг, и она выглядит очень худой, истощённой. А есть я. В том же весе я выгляжу нормально, при том, что у нас почти одинаковый рост.

Цифры на весах не определяют степень красоты. У всех девушек разные параметры, разная толщина кости (и это не отговорка, кость, правда, может быть широкой). Разные люди в одном и том же весе выглядят по-разному. Я считаю, что все эти стандарты веса, которые навязывают модельные агентства — просто бред.

У меня тоже начинают зарождаться комплексы, которые касаются моего веса. Головой я понимаю, что это неправильно, а подсознательно я сравниваю себя с девушками, которые стройнее меня, и ничего не могу с этим сделать. Начинаю думать, что надо худеть, садиться на диеты, заниматься спортом и всё в этом духе. А потом, прихожу домой, завариваю себе чай, беру любимое печенье и всё. Я уже далеко от этих проблем. Утром просыпаюсь и думаю: «Эх! Может пора завязывать с этой карьерой модели?»



— То есть психологическое влияние работа модели на тебя оказывает?

— Я стала коммуникабельнее. На съёмках присутствуют ведь не только модель и фотограф. Там целая команда: видеограф, визажист, стилист, люди, отвечающие за свет, ассистенты… У нас всегда большая компания и со всеми нужно взаимодействовать.

Изначально, я была скована, у меня были закрытые позы, я стеснялась того, что на меня смотрят. Сейчас, я со всеми контактирую, мне не страшно, мне не некомфортно, я чувствую себя нормально.

Ещё, я заметила, что когда со мной знакомятся новые люди вне моделинга, то я уже более открыта для общения. У меня нет блока на новые знакомства.

— Как ты работаешь над собой, чтобы «прокачать» себя в сфере моделинга?

— Вообще, работа модели — это насмотренность. Я не знаю, чему учат в модельных школах и чему там вообще можно учиться, если нет насмотренности. У меня за спиной очень много проектов как творческих, так и коммерческих, при этом я не училась в специальных заведениях и искренне не понимаю, чему нужно учиться. Я просто смотрю модные показы и обложки журналов. Глаз видит, он запоминает, потом я это анализирую, наблюдаю за тем, что востребовано, а что нет. Я стала хорошо позировать, просто потому, что смотрела обложки журналов. Звучит глупо, но это так. А чему учат в модельных школах? Как ручку поставить? Это даже не основа съёмок.

— Ты упомянула коммерческие проекты. Получается, тебе платят не за все съёмки?

— Есть фотографы, которые мне пишут с целью «творчество». Мне могут написать в директ, что есть идея для проекта, не хочу ли я с ними сотрудничать «на творческой основе». Это значит, что будет что-то интересное, экстремальное, и мне не заплатят, но я точно получу интересный опыт. Например, у меня была съёмка на такой «творческой основе» в оранжерее. Стилисту подарили корсеты, и ей нужно было отработать образы. Она написала фотографу, чтобы та нашла модель. Ей показалось, что будет прикольно сниматься в оранжерее зимой. Я тоже подумала, что это будет интересный опыт. Такое творчество я люблю. Так что платят мне, действительно, не за все съёмки, но доля творчества в моей работе равняется 15-20% от общего объема съемок.



— И сколько в среднем ты зарабатываешь за съёмку?

— Всё зависит от ее длительности, от объёма вмешательства в мою внешность (красить, стричь, любое значительное вмешательство тоже будет оплачено), от степени обнажения и места проведения съёмки (в случае, если нужно куда-то ехать). Моделинг — это профессия, которая не загнана в рамки. Всегда что-то новое. Могут заплатит 2000 рублей, могут и 20 000. Всё зависит от объёма работы.

— Твой самый большой заработок?

— Это был коммерческий проект для магазина одежды. Мы снимали восемь часов разные образы. Меня переодевали, делали разные причёски, макияжи, мне даже клеили ногти, чтобы был разный маникюр, снимали в разных локациях. И за эту работу мне заплатили 27 000 рублей. Но это в пределах Воронежа. Например, за съёмку в Питере я получила больше — 41 000 рублей за пять рабочих часов.

— Расскажи о своих самых запоминающихся съёмках.

— Если из последних, то это съёмка с доберманом, ещё съемка в ретро-машине у заброшенного здания тоже очень запала в душу. Стиль 2007 года. Колготки в сетку, розовая пачка, чёрный корсет, кожаная куртка. Из того, что не вышло, у меня анонсируется интересная съёмка с ламами. Идея ещё находится в процессе разработки.



— А забавные случаи во время съёмок случаются?

— И очень часто. У меня была съёмка в каком-то селе. Я в корсете, в белом платье и… в дырявой лодке. Это «судно» протекало, а мне нужно было в него залезть. Под моим весом лодка ещё больше заполнялась водой, а мне нужно было стать в удобную позу, чтобы это было ещё и красиво. Я начинаю позировать и понимаю, что лодка шатается. Вскоре у меня падают соломенная шляпа и букет ромашек. Фотограф лезет в воду, фотоаппарат находится в миллиметре от воды, в ногах пиявки. Она достаёт шляпу, букет и понимает, что всё это зря, потому что шляпу я уже не надену, она мокрая, а у меня укладка. Фотоаппарат на лодке, я выжимаю шляпу, а фотограф вытаскивает пиявок из своей ноги. Но потом, когда съёмка вышла, она произвела ажиотаж, и фотограф устроила фотодень на этой лодке. То есть, она даже собрала с этого какой-то доход.

Съёмка с ретро-машиной была и смешной, и сложной. Мы снимали на складах, и там были рабочие. Как обычно это бывает: люди подходят, просят сфотографировать. Я, обычно, не против, так как фотографируют на телефон. Фотограф, конечно, против: «Нет-нет-нет! Это моё. Моя идея. Моя работа». Она их прогоняла, как могла, но один… индивид подошёл сзади и попытался залезть на машину, чтобы сфотографироваться со мной. Мне смешно, фотограф уже злится. Хорошо, что у нас на площадке были мужчины, они этого фотографа-любителя и убрали.



— Настя, еак близкие относятся к твоему увлечению?

— Сначала, у меня были стычки с мамой: «Модель — это не работа. Ты только тратишь на это время. Лучше бы занялась чем-то другим». А потом, она увидела фотографии и поняла, что это моё решение, моя жизнь и мой выбор… Честно, не знаю, что произошло, но она начала даже «лайкать» мои фотографии, интересоваться съёмками, говорить, как это классно, какая я красивая… Это всё очень приятно, но в 99% случаев поддержки нет. Особенно на первых этапах работы. В голове у большинства родителей сразу начинаются ассоциации с эротическими съёмками для каких-нибудь сайтов, где сидят пожилые мужчины, иначе, за что тебе так платят.

— А были на деле ситуации домогательств со стороны фотографа или кого-то из съёмочной группы?

— К счастью, нет. Но у моей знакомой была такая ситуация. Как это обычно бывает: девочек отбирают и говорят им, что нужно куда-то поехать, «чтобы их посмотрел директор». Девочки неопытные ведутся на это. В результате, их привозят в какой-то загородный дом, баню, сауну, коттедж, ссылаясь на то, что директор — человек очень занятой и сам приехать не может. Девушки в это верят, и случается то… что случается. Может, и не случиться. Например, сестра моей подруги владела карате. Очень полезный навык. Она успешно избежала проблем, но осадок остался.

— В чём ещё ты видишь проблемы моделинга?

— Быть моделью — это очень трудная работа. Очень часто к тебе относятся не как к человеку, а как к вещи, которую можно отснять и с которой можно сделать всё, что угодно. Сейчас я уже составляю контракты с фотографами, чтобы избежать неприятных ситуаций.

У меня был случай в начале карьеры, который меня многому научил. Мне написал магазин купальников с предложением отснять новую коллекцию. Я согласилась, но сказала, что сильно оголяться не буду. Попросила закрытые купальники, мне пошли навстречу. Мы договорились на словах. Пришла на съёмочную площадку, мне выдали реквизит, накрасили, уложили волосы и дают купальник. А там от купальника только нитки. Я спрашиваю: «Что. Это. Такое?» Мне говорят: «Купальник. А что же ещё?» Я напомнила о своем условии сильно не оголяться. На меня посыпались предъявы: «Где мы с вами договаривались?» Я понимаю, что меня обманули. Съёмку эту я отработала, но у меня остались самые плохие воспоминания о том дне. После этого я, естественно, разорвала с ними все контакты и поняла, что надо составлять письменный контракт, чтобы потом не было никаких претензий.

На самом деле, в моделинге хочется чего-то нового. Все стараются делать под копирку. Фотографы пишут мне: «Смотри, я нашёл на Pinterest картинку. Давай повторим?» Хочется разнообразия, новшеств, инноваций. Я понимаю, что Америку мы не откроем, но любую работу можно интерпретировать по-своему. А мы просто в большинстве случаев копируем.

Анна СОЛОМАТИНА
Фото Анна КОТЛЯРОВА, Екатерина ТИМОШИНОВА, Анастасия ВОЛКОВА, Кристина СТЕГАНЦЕВА, Виктория БЕЛЫХ

0 комментариев