10 Декабря, Понедельник, 19:07, Воронеж

Журналистика как мать. Как Зоя

Зоя Ерошок всегда влюблялась в своих героев. В каждого. Сильно. Как может женщина. Как может журналист Большого стиля. Кто-то окрестил так целое поколение журналистов Советского Союза: от Аграновского и Карпинского, Голованова, Пескова, Роста, до Муратова и Ерошок.


Зоя Ерошок ворвалась в большую журналистику стремительно, корни-то из кубанско-казаческого Темрюка. А какие очерки писала Зоя в 80-е в «Комсомолке»! Ею зачитывались миллионы.

Потом, в 1993 году, соратники с Зоей основали «Новую газету».

Помню, подошел к ней, влюбленный в ее творчество, на 10-летнем юбилее «Новой» поинтересоваться, сохранился ли у нее в архиве один из первых ее очерков «новогазетинского» периода – «Тарковские».

— Нет, – с монолизовской улыбкой ответила Ерошок, – я не собираю свои публикации.

А я и тогда уже понимал, как и сейчас – нам надо их собрать, как собрали мы в начале 2000-х годов очерки Юрия Щекочихина. Потому что у настоящей журналистики – Зоино лицо. Потому что у журналистов Большого стиля не может не быть достойного потомства. В «Новой газете» оно давно есть: Милашина, Боброва, Фомина, Анин, Каныгин, Гирин – можно продолжить этот список до бесконечности почти. И не только в «Новой», но и во многих городах и весях пустила ростки, приложила сердце к созданию этой братии Зоя Ерошок.

Стоило только приехать Зое на нашу Летнюю школу журналистики имени Щекочихина, и в нее молниеносно влюбились все юные и не только юные журналисты.

Да, и вот еще о чем подумалось: недавно с удивлением узнал – журналистика признана каким-то там нашим министерством бесперспективной профессией. А медиакоммуникативистика – перспективной.

Понимаю почему.

С медиакоммуникативистами всегда проще договориться, потому что они – всего лишь профессиональные посредники, а журналист – сердечен, как мать, как женщина, как мужчина, как защитник, как человек. А сердечность рождает волю, позицию, отвагу. Всё то, что оставила нам в наследство журналист, человек, женщина Зоя Ерошок.



Андрей ЗОЛОТУХИН

2 комментария

ponomarev-pavel-leb@yandex.ru
Позавчера зашли с моей однокурсницей на нашу кафедру теории и практики журналистики:
— Я хотела как можно больше информации вставить в своё интервью — у меня не получилось.
— Вы хотите за один вечер всю имеющуюся информацию вставить в одно интервью — а бывает, что это одно интервью за десять лет не могут написать — знаете ведь… — сказала Юлия Николаевна Мажарина, кандидат филологических наук.
Знаем — это о Ерошок. О Зое Ерошок — и её интервью с гениальным Евгением Павловичем Леоновым. Последнем — в его жизни — интервью. Так уж случилось. И таково — не ошибусь, если скажу — счастье Зои Ерошок: быть последней собеседницей гения — той, которой он исповедался.
И рассказ её тогда, летом 2017-го, на летней расследовательской школе имени Щекочихина — как будто тоже исповедь. Перед нами. Перед теми, кому оставить ремесло — бумагу с ручкой. Именно бумагу с ручкой — кратчайший и самый верный путь мысли. Без всяких компьютеров — ведь не медиакоммуникативисты мы, в самом деле.
Ведь есть, кому оставить?
Надеемся.
Надеемся оправдать веру Зои Ерошок.
А сегодня, уходя с последней пары, спросил у Андрея Александровича Золотухина:
— Как вы оценили моё задание на прошлый семинар?
— В твоём духе: интерактивное фото похорон.
Да — сделал я по курсу «Мультимедийные СМИ» интерактивное фото похорон одного из членов моей семьи. Старинное фото 1933 года. Была в семьях такая традиция — делать похоронное фото. Что ж, это наша история — трагическая ли, радостная ли. Но какая бы она ни была — нельзя нам от неё открещиваться.

Да, Андрей Александрович — в моём духе. И ничего не могу с собой поделать — как будто чувствую что-то — может быть, тепло Зоиной руки, когда сжимаю ручку с ещё не кончившимися чернилами?..
yuliya-mazharina
Зоя Ерошок – невероятный сгусток позитива, энергии и драйва. Чуть больше года назад, на нашей традиционной Летней школе аналитической и расследовательской журналистики им. Ю.П. Щекочихина она предстала перед нами в в 30-градусную жару в стиле total black. И мгновенно захватила, удивила, поразила. Влюбила в себя!

Только даже этот её black style не cмог приглушить то тёплое сияние, которое всегда окружало Зою Ерошок. И герои её таланта были такими же светлыми, лёгкими и открытыми. В них тоже не возможно не влюбиться: художник-самоучка из маленького Боровска Владимир Овчинников, основательница Первого московского хосписа Вера Миллионщикова, Алексей Нестеренко, Наум Коржавин, Лиза Глинка… Их таких, попавших в ореол её тёплого света, много. Зоя Ерошок такая одна!

Сильная, смелая, смешливая, искренняя, сострадательная, бескорыстная, устремлённая, испытывающая к жизни исключительно сильные позитивные чувства. И дарившая эти чувства нам своим читателям и ученикам.