25 Мая, Среда, 13:22, Воронеж

«Быть, а не казаться»: выпускница воронежского вуза рассказала о работе организатора концертов

Если у трудолюбия и упорства есть телесное воплощение – это Екатерина Кириллова, выпускница журфака ВГУ. Несмотря на свой возраст она многого добилась благодаря своему характеру и своей целеустремленности. И не только им...


– Катя, ты занята в сфере организации концертов? Как называется твоя должность?

– Если это не принципиально, то до недавнего времени я работала, сейчас я уже уволилась по личным причинам. И плюс, конечно же, пандемия сыграла свою роль – шоу-бизнес пал, и когда он встанет хотя бы на колени – неизвестно, потому что помимо эпидемиологической ситуации должна ещё устаканится ситуация экономическая. Должность моя называлась «Организатор концертов и туров звёзд по России и Европе».

А что входило в твои обязанности? Как, собственно, организовать концерт?

– В мои обязанности входило организовать концерт, тур – неважно что. На этой должности ты занимаешься абсолютно всем: от заключения договора и, собственно, до закрытия мероприятия. Все начинается с того, что ты звонишь администратору или менеджеру интересующего тебя артиста и договариваешься. Вы обговариваете условия: ты говоришь, например: «У меня есть такая-то площадка, хочу тур либо концерт». В общем, предлагаешь те условия, которые тебе интересны, а он в свою очередь либо соглашается на выдвинутые условия и гонорар, либо нет. Обычно всё это согласуется при общении: вы оговариваете площадку, материальную сторону и т. д. Гонорар зависит от вместимости предоставляемого объекта, они взаимно пропорциональны: чем больше площадь, тем выше гонорар и наоборот. Это всё идет в индивидуальном порядке, у каждого артиста своя «стоимость». Это зависит и от масштаба певца (или другой звезды), и от зала, и от ситуации в целом, потому что, например, сейчас во время пандемии даются залы с 50% рассадкой – это общегосударственная норма, которую нельзя нарушать. Естественно, при таких условиях заказчик остается в более выгодном положении, потому что оплата будет поменьше. Артисты, конечно, все понимают и проявляют некую снисходительность в этом вопросе. После заключения договора (обсуждение места, гонорара, всех условий) непосредственно идёт организация. Есть два вида райдеров: технические и бытовые, которые нужно выполнять. Этим тоже занимается человек, занимающий такую должность. Трансфер, логистика, проживание, питание и всё это на тебе. Ну и закрытие мероприятия: это составление и оформление всех видов отчетных документов по проделанной работе. Ты собираешь все акты выполненных задач (по всем фронтам), подбиваешь отчеты, рассматриваешь экономический момент (доходы и расходы), ушел ты в плюс или наоборот, в минус – всё это подсчитывается и согласовывается с поставленным бюджетом: уложился ты или наоборот получилось сэкономить, а может ты «вылез» и потратил денег больше, собираешь все договоры в одну общую папку по каждому аспекту и систематизируешь всё, что у тебя есть. После этого это убирается в специальный шкаф, назовем это так, где хранятся подобные документы для отчетности.

Помнишь ли ты, как началась твоя история в сфере концертной деятельности? Как ты попала на эту должность?

– Да, конечно помню, потому что на работу меня взяли именно первого октября – это был мой день рождения. В нашу группу Платоновского фестиваля искусств прислали объявления о наличии вакансий в одной из концертных организаций. Я пришла туда на собеседование и людей было море. Впоследствии оставили лишь двоих: меня и мою нынешнюю подругу и бывшую коллегу, Лену. Через некоторое время нас уведомили о том, что нам доверен тестовый проект, а была это Лара Фабиан, чтоб вы понимали, Лара Фабиан! (Лара́ Фабиа́н — франкоязычная певица фламандско-итальянского происхождения, автор песен и композитор, гражданка Канады, – прим. автора). Взяли нас первого числа, а концерт должен быть организован уже семнадцатого! Времени было очень мало, а проект нам дали делать практически с нуля. Нам разделили обязанности: я занималась техническим райдером, Лена же бытовым. Благодаря этой профессии я знакома с очень большим количеством различного оборудования, с ценами, мастерами звука и света. В обязанности Лены же тогда входило проживание, питание, но, кстати, трансфером занималась я. Мы думали, что оставят одну из нас, но нет, оставили двоих, потому что впереди был огромный тур, и не один. Они наслаивались друг на друга, шли параллельно и, конечно, нужно было несколько человек. В процессе работы мы с Леной научились очень хорошо дополнять друг друга и продлжали работу как профессионалы. Мне не доводилось еще ни с кем так работать. С концертом Лары Фабиан мы справились на отлично: был полный зал народа.

– Как мы знаем, в этом году ты уже окончила журфак. На каком курсе ты начала работать?

– Начала я работать на третьем курсе и проработала 2 года, хотя работать по факту я начала в 16 лет, но именно на третьем курсе пришла в концертную индустрию, то есть от искусства немножечко ушла в шоу-бизнес. Это мне никак не помешало, даже наоборот помогло: я писала диплом по своей работе. Это очень сильно мне помогло, потому что у меня были и знания, и материалы, и практика. Этот опыт был очень многогранным. Я кем только не работала, что я только ни делала на этой работе и в плане учёбы эта профессия мне очень помогла, как я уже упомянула. Сфера концертной деятельности дала мне огромную базу и колоссальный опыт!

– А как трудоустройство отражалось на твоём распорядке дня и недели? Как отражается сейчас?

– Да как… Как и всех людей: утром уходишь на работу, вечером приходишь и занимаешься своими делами в свободное время, потому что в другое время суток его у тебя нет. Если говорить об учёбе, то тут все проще: я пропала с радаров факультета ещё на втором курсе. Да и сам второй курс затянул: посвящение, вся эта тусовка. Я была увлечена больше студенческой жизнью, чем учебой. В университете я появлялась редко и то только для того, чтобы закрыть сессию, сдать долги. Я уезжала в туры, которые могли длиться месяц или больше, всегда по-разному. Если действо происходило в Воронеже, то было лучше, тут ты концерт открываешь и тут же его закрываешь, а сейчас в основном концертная деятельность невыгодна никому, поэтому и не ведется.

– Каково было совмещать работу и учёбу одновременно, выживать в таком напряженном ритме?

– Многие говорят, что это очень сложно и да, действительно, в какие-то моменты мне казалось что это очень тяжело, что это невыносимо, и я могла не спать несколько дней, потому что должна выполнять задания по учёбе. Были и критичные моменты, вплоть до отчисления, когда тебе вот-вот нужно сдавать задания и параллельно выживать. Совмещать работу и учёбу было действительно сложно. Самым трудным было преддипломное время, потому что когда пандемия началась, у нас 2 месяца ещё были туры во всю и плюс ко всему ещё и диплом. Было очень тяжело, потому что одно накладывалось на другое. Я имела интересную работу, которую не хотелось потерять, и была неоконченная «вышка», которую тоже было глупо бросать. Я закрыла оба этих фланга и закрыла достойно, я считаю. Кто-то говорил, что я сумасшедшая, кто-то говорил что я ведьма, но на самом деле здесь нет ничего непосильного, каждый должен знать свой максимум и минимум. Я знала свои очень хорошо.

– А если не секрет, какая у тебя заработная плата? Оправдывала (и оправдывает ли сейчас) ли она все то, что ложилось на твои плечи?

– Цифры называть я не могу, заработная плата у меня была достаточная и она меня полностью устраивала. На период туров был оклад и был дополнительный заработок от самого пребывания в нем. Когда они проводились в сумме меня все устраивало. Цифры я назвать не имею права, потому что подписывала документ о неразглашении. Честно говоря, суммы не оправдывали все то, что ложилось на мои плечи, но они оправдывали тот опыт, который я получила. Те обязанности, которые я выполняла, не окупались совершенно.

– Планируешь ли ты на долгосрочной основе остаться в этой сфере или же в ближайшем будущем будешь рассматривать возможность трудоустройства по профессии журналиста?

– Только профессию журналиста я не рассматриваю. Уже на протяжении многих лет я работаю на разных должностях, в которых присутствует журналистика: это и связи с общественностью, это реклама, это СММ и т. д. Но я ни разу не входила в роль чисто журналиста. На самом деле образование журфака… Я по-разному относилась к нему на протяжении определенных периодов моей жизни: думала, что оно бесполезно, потом считала, что оно будет нужным. Но это образование очень выгодно. Тебя учат быть многогранным, ты очень много знаешь, ты умеешь правильно говорить, правильно писать, у тебя есть хорошая литературная база, у тебя есть отличный русский язык, которым ты владеешь. На самом деле это образование широкопрофильное. Оно применимо практически везде. Сама я хочу остаться в этой сфере. Я хороший организатор, я хорошо, быстро и качественно исполняю обязанности по руководящей части, но и не чураюсь работы руками. Я хочу остаться в сфере исскусства. Это бесконечный источник, из которого можно черпать и черпать, я могу подниматься по этой лестнице очень долго, возможно всегда. Потому что здесь литература, живопись, театр, живопись – всё-всё, где можно развиваться на протяжении долгого, нет, бесконечного времени. Я поняла это, работая там, потому что это колоссальный опыт, который открывает глаза на многие вещи. Это место, которое дало мне огромные знания.



– Как пандемия отразилась на твоей занятости? Что происходило в момент первой волны и что происходит сейчас?
– Когда мы ехали в марте в тур певицы Славы, мы проезжали города и не знали, впустят ли нас в следующий город или нет – информация обновлялась каждые 5 минут, грубо говоря. На тот момент не было единого указа и города закрывались сами по себе, исходя из приказа действующих там властей. Каждый раз это было чем-то удивительным: как только мы уезжали, следом за нами закрывались и города, мы находились словно в безвременье, не то там, не то тут. Будущее и прошлое были совершенно непонятными. Мы проехали большую часть тура и вернулись домой. Концерты пытались переносить на лето, но в итоге это все затянулось. Как это отразилось? Закончилась занятость. Мы подвели итоги и все остановилось. И до сих пор стоит.

– Отмена концертов влечет за собой значительный урон и деятельности артистов, и твоей. Или же есть какая-нибудь альтернатива в этой сфере, чтобы не остаться без работы?

– К сожалению, альтернатив нет никаких. У всех профессий есть свои риски и свои достоинства, такие стабильные и нерушимые вещи. А вот профессия организатора имеет такой риск, когда ты работаешь в этой сфере и тут бах: пандемия. Что делать? Что тебе организовывать? Ты никому не нужен, ты сидишь не месте и единственный вариант это остаться без работы. В моем случае можно уйти в журналистику, что я, зря училась что ли.

– Интересен момент о звёздах. Часто проходят концертные выступления широко известных артистов? Удавалось ли тебе лично контактировать с ними?

– Да, конечно да! Мы постоянно контактируем с ними и до, и после концерта. Ну как с ними не контактировать, ты организуешь им концерт и не будешь с ними обговаривать некоторые моменты? Это попросту невозможно.

– Происходили какие-нибудь жесткие ситуации, казусы со звёздами или в время концертов? Если да, то как удалось их нейтрализовать?

– У нас была очень жесткая ситуация в Липецке. Это был клуб «Мегаполис». Мы организовывали концерт группы HAMMALI & NAVAI  и поступил звонок о том, что здание заминировано. Это как раз таки был тур, который готовила именно я! Кто-то забегает в зал и кричит «Где организатор?!» Я, соответственно, подхожу и мне говорят, что снаружи полиция. Я выбегаю и передо мной стоит ОМОН в полном обмундировании. Дяденька метра 2 ростом подходит ко мне и говорит «Девушка, здание заминировано». У меня концерт, какой заминировано? Он меня отодвигает, забегает в зал, потом на сцену, гасится свет и музыка. Я бегу к звуковику, чтобы сказать, что сейчас начнется эвакуация, что надо срочно людей выводить через черный ход, а он на меня смотрит таким странным взглядом и говорит: «Ну заминировано и заминировано, выводите». Слава богу у нас работала хорошая охранная организация, она быстро вывела людей. Кстати, звонок поступил почти на последней песне, нам оставалось отыграть только одну и всё. Артисты забрали свои вещи, сели в машину и уехали. Как потом выяснилось, по дороге в Москву машину артистов обстреляли. Однако, как оказалось ещё позже, все это был заказ и подстава, но эмоций было просто масса. После люди писали «верните деньги» и все в таком ключе, даже несмотря на то, что программа была почти доиграна. Это, наверное, самый жесткий случай на моей практике. Еще было такое, что согласовали одну машину, а приезжала другая, а для артиста это очень важно, ситуация на самом деле патовая.

– А сложно ли вообще попасть на эту интересную должность? Что для этого нужно сделать?

– Не могу сказать что это было сложно. Я всегда старалась выбирать работу не легкую, а интересную. Я много лет была волонтером Платоновского фестиваля, выполняя огромное количество функций. Это и организационные моменты, управленческие, распределительные, это и контроль, да и самой приходилось делать кучу дел параллельно. Это еще со школьных времен, поэтому мне не было сложно в этой профессии. Я уже много чего умела, много чего знала и опыт был хороший, плюс нужен ещё и характер пробивной. Нужно «упереться рогами» и идти вперёд к своей цели. У меня есть девиз по жизни: «Быть, а не казаться». Я услышала его от мамы и на протяжении всего моего сознательного возраста он со мной. Самое сложное здесь было себя преподнести. Чтобы тебя взяли, нужно по максимуму показывать свои сильные стороны, твоё резюме должно быть ярким и насыщенным, чтобы работодатель смог оценить тебя по достоинству.

– Если ли возможность получения повышения? И кем уже ты станешь дальше?

– Нет, находясь на этой должности, повышения здесь нет, ты и так организатор. Дальше только открывать своё агентство. Поэтому я и вернулась в сферу искусства, творчества, ввиду того, что нет того роста, о котором я говорила. Я всегда к этому стремилась, но потом отошла, потому что нужны были деньги и подвернулась интересная работа. Сейчас искусство призвало меня обратно, потому что я – человек творчества.

– Дашь совет тем людям, которые тоже хотели бы устроиться работать в этой сфере, но не решаются по каким-либо причинам? 

– Работа – это как бесполое существо, её нельзя как-то идентифицировать. Она на то и работа, чтоб её работать. Если ты хочешь, чтобы тебе было интересно на работе, то ты должен понимать, чего ты хочешь и иметь четкое представление об этом. Есть метод проб и ошибок, с его помощью можно обрести то, что тебе нужно. А по поводу совета… В 2018 году я услышала от Лены такую фразу: «Надо сначала ввязаться в драку, потом разберемся». Не нужно думать слишком много – если ты хочешь, то иди и пробуй. Нужно не бояться и пробовать идти, преодолевая своё нежелание, лень и трусость. Нужно идти.

0 комментариев