13 Ноября, Среда, 15:50, Воронеж

Воронежцы прошли через «Спираль любви и надежды» и побывали на «Хвосте дракона»

В минувшее воскресение организаторы проекта «Окно в Хазарию» вместе с желающими воронежцами отправились на экскурсию по Донскому Белогорью.


Рано утром 20 октября мне пришло заботливое напоминание о том, что сбор участников экскурсии назначен на 9:00 у ДК Кирова.

Я приехала раньше всех. Когда собрались остальные экскурсанты, организатор проекта Андрей Шушлебин заполнил списки пассажиров и устроил перекличку, так я узнала, что мою соседку по автобусу зовут Анастасия. Настя была знакома с Андреем ещё, «когда он был помладше». Девушка знает и маму Андрея – Викторию Черникову, сегодня женщина помогает сыну в организации поездки.

Едем. Вижу знак – «Борщево 3». Значит, скоро прибудем на первую точку.

Борщево


Церковь, дома, местные бабушки и дедушки с удивлением смотрят на проезжающий автобус. Не думаю, что тут часто ездит транспорт, да и вообще что-то ездит. Асфальта нет – щебёнка. Начинается тряска.

— Обратите внимание: справа водоем, там местные жители выращивают лотосы, — говорит Андрей.

В Борщево мы должны посмотреть меловые горы, городище и курганы.

Андрей ведёт нас вверх по холмам. Чем выше поднимаемся – тем шикарнее вид. Кажется, что оставляешь внизу все свои проблемы и мысли и наполняешься силой.

Когда мы подошли к кургану, моя соседка залезла повыше, чтобы сделать фотографию.

— По кургану ходить нельзя — проклятие будет, — закричали вслед историки.

Оказывается, выкрикнули они это не просто так.

— Тут располагается малое Борщевское городище, здесь жили славяне. Людей они хоронили в курганах, как раз там, где мы стоим, предварительно кремировали. Прах помещали в сосуд, насыпали курган и ставили оградки. То есть мы с вами в культовом месте. Суть курганов — подчеркнуть величие человека, который в них похоронен, — поясняет экскурсовод.



Мы садимся в автобус, но из Борщево пока не уезжаем, отправляемся к большому меловому карьеру, его величественность завораживает.



— Тут что-нибудь находили? — спрашиваю я у Андрея.

— Ну, тут находили ракушки, зубы какие-то, — отвечает парень.
Продолжаем наш путь, следующая остановка – Архангельское. Соседка Анастасия говорит, что Борщево – не самое живописное место из тех, что нам предстоит посетить.

Водитель едет быстро, лихачит, дамы сзади просят быть аккуратнее. Эта просьба водителем явно проигнорирована, так как «подлетать» на каждой кочке мы не перестаем.

Архангельское


Пятиминутная остановка у церкви Николая Чудотворца.

— Это интересное архитектурное решение, памятников деревянного зодчества у нас очень мало. Также с эстетической точки зрения красиво выглядит такой «псевдорусский стиль», — рассказывает организатор.

Людей тут немного, когда мы подъехали к церкви, на улице стояла всего лишь одна пара, которая вскоре зашла внутрь.
— Ух, сегодня же литургия, — вспомнил один из экскурсантов и тоже ненадолго заходит в храм.



Следующий наш пункт — арт-объект на краю села Архангельское.

Перед нами – статуя «Мать земли Костенская», установленная в 2017 году художником Евгением Федоровым. К фигуре женщины ведёт «Спираль любви и надежды». Рядом — статуя «Символика любви».

— Палеолитические Венеры (обобщающее понятие для множества доисторических статуэток) – один из видов первобытного искусства. Когда был культ хранителей очага, делали таких женщин с подчёркнутыми физиологическими признаками и использовали их в обрядовых целях. Хотя статуэтки находили и разбитыми, — поясняет Андрей.

Нам говорят, что в этом месте можно загадать желание. Не упускаем шанс. Но действо это должно быть согласно инструкции: взять камень и, проходя спираль по часовой стрелке, загадывать желание. Дойдя до центра объекта, осмотреться и пойти обратно против часовой стрелки. Камень нужно забрать с собой.



От арт-объекта мы пошли к Архангельскому городищу.

— Это памятник археологии, впервые жизнь здесь началась в скифскую эпоху. Археологические исследования открыли хозяйственные ямы и керамику тех времён. Примерно во втором веке жизнь здесь прекращается, но в девятом снова возрождается. Судя по всему, здесь было уже славянское городище, — рассказывает экскурсовод.

Тут вокруг нас снова безграничное пространство. Но, если из Борщевского городища вдалеке виднеются только сельские домики, то тут — гигантские воронки атомной станции. Красиво, но уже не пробирает до мурашек.


Следующая точка – село Сторожевое. Моя соседка говорит, что в Сторожевом должен быть привал. Едем по пыльной колее.
Сторожевое


Приезжаем на холм «Хвост дракона».



Мы смотрим на всю эту красоту и не можем насмотреться.

Тут уже много людей, некоторые приезжают сюда отдохнуть — в воздухе ощущается запах шашлыков. «Хвост дракона» — это цепочка холмов, постепенно идущая вниз. Из-за крутых спусков большинство членов группы остались наверху. Моя знакомая отправилась вниз, я пошла за ней. Внизу совсем никого нет. Возможно, кто-то считает опасным сюда спускаться или же слишком сложным обратный подъём.

Грузимся в автобус. Впереди — Титчиха. У нас уже сели все камеры, на телефонах осталось по 10-15 % зарядки. Бережём их для крайней точки экскурсии.

По дороге к месту проезжаем Сторожевской плацдарм, здесь во время Великой Отечественной войны бывал сам маршал Жуков.

— Мне дедушка рассказывал, что на подступах к Берлину Жуков снял часы и подарил их ему за заслуги, — поделилась воспоминаниями Наталья.

Плацдарм слева закрыт стеной из берёз, через которые проходят лучи солнца.

Мы движемся дальше, дорога плохая, автобус не может проехать.

— Держитесь, господа! — кричит водитель и даёт по газам.

Всё в порядке, все живы, выгружаемся.

Титчиха

По дороге к Титчиховскому городищу мы проходим пещеры и меловую арку.

Тут побывало много людей, на стенах выскоблено множество надписей, начиная от «здесь был Серёжа», заканчивая какими-то датами.

— Пещеры использовали для добычи мела, а потом всякие разбойники стали использовать их как убежище, — рассказывает Виктория.



Около арки сидит семья, отдыхает. Мужчина средних лет начинает рассказывать, что именно тут погиб Чолпонбай Тулебердиев, но историки сразу же оспаривают это высказывание:

— Тут просто стоит его памятник, умер он в другом месте, в Селявном.

Это территория самого южного славянского поселения. Далее по правому берегу Дона славянских поселений этого периода не существует.

— Раскопки здесь велись с 1954 по 1962 год доцентом ВГУ Анной Маскаленко. Из всех славянских городищ, это наиболее изученное. Здесь было найдено много находок: серебряная монета — арабский дирхем, обломок меча каролингского типа, обрывки кольчуги и свыше 25 наконечников боевых стрел, — делится с нами знаниями Алексей.



Садимся в автобус. Абсолютно разряженная техника. Абсолютно уставшие мы. Закат.

Анастасия КОБЗЕВА
Фото Анастасии КОБЗЕВОЙ, Дарьи ВОЛОДИНОЙ, Анастасия МИНКИНОЙ
Видео Дарьи ВОЛОДИНОЙ
Монтаж Анастасия КОБЗЕВА

0 комментариев