19 Октября, Вторник, 01:32, Воронеж

"Пока живу – люблю"

О том, что доцент журфака ВГУ Анна Михайловна Шишлянникова пишет воспоминания о детстве, известно немногим. В ее коротких рассказах не бывает застывших персонажей.

Кажется, что это мою бабушку десятки лет назад пытались выдать замуж за нелюбимого, это я слушала, как заливается гармонь на деревенской свадьбе. Как истинный словесник, Анна Михайловна великолепно владеет русским языком: она не прячется за цветистыми оборотами, пишет просто и от души.

Ее жизнь тоже напоминает роман. В нем есть все: и головокружительные приключения, и страсти в клочья. Но эти страницы открыты не для всех. Для большинства окружающих жизнь Анны Михайловны — это история спокойной и рассудительной женщины, которая дарит окружающим себя всю и не устает повторять: «Пока живу — люблю».

Анечка Шишлянникова родилась в деревне. В глубинке другое отношение к детям: их рано начинают считать взрослыми. Аня проявляла редкостную самостоятельность уже в 4 года. Ее отец – Михаил Шишлянников – был в то время районным журналистом. Девочке уже тогда было интересно, как делается газета, и она порой проводила в редакции и типографии дни напролет. Там же она научилась читать. Родители считали, что малышке рано осваивать науку, и Аня решила не ждать, пока ей принесут букварь. В типографии она спрашивала у наборщиков, как читаются буквы – по одной в день.

Так Аня открыла для себя мир книг. С потрепанным томиком сказок Пушкина она сидела на русской печке и, затаив дыхание, следила за судьбами героев. Мешали только мыши, беспокойно шуршащие за сундуком. Их девочка боялась, но проблему решила сама: распугала грызунов, начав мяукать, как кошка.

К самостоятельности добавилась ответственность, когда семилетняя Аня пошла в школу. Гуманитарные предметы давались ей легко. Трудности возникли только с физикой. Сосед по парте списывал у Ани диктанты и решал за нее неподдающиеся задачи. Впрочем, помощью друга упорная девочка пользовалась недолго. С физикой она подружилась и получила заслуженную золотую медаль.

«Пятерки» и «четверки» стояли в аттестате об окончании музыкальной школы. Родители считали, что дочь непременно должна играть на фортепиано. Отец потратил на инструмент для любимой Анечки крупный гонорар. Та оценила жертву и дважды в неделю покорно брела на ненавистные занятия. Но зато позже была благодарна родителям за музыкальное образование.

В десятом классе встал традиционный вопрос: «Кем быть?» Выпускницу тянуло в мир журналистики, хотелось пойти по стопам отца. Но Михаил Яковлевич, к тому времени уже поработавший и редактором «Молодого коммунара», и председателем областного комитета по телевидению и радиовещанию, оказался против, объяснив свое решение просто: «Не женская это профессия».

Факультета, где готовят «акул пера», в Воронеже еще не было, идти на заочное отделение журналистики медалистке не хотелось. Аня отправилась на филфак и ни разу не пожалела о своем решении. Фольклорную практику, поездки в Москву и Санкт–Петербург она с теплотой вспоминает до сих пор.

В конце 60-х неопытная выпускница ВГУ устроилась работать… фольклористом в русский народный хор. Она должна была подбирать репертуар, но с этим успешно справлялся художественный руководитель. Аня же занималась музеем и выполняла бумажную работу. Через год она ушла в декретный отпуск, а по его окончании не вернулась к своим обязанностям. Нежная, трогательная Анечка превратилась в Анну Михайловну. Она все-таки пришла на журфак – в качестве строгого и неприступного преподавателя.

Студенты не пишут шпаргалки к экзаменам по русскому языку. Всем известно, как Анна Михайловна ценит порядочность и не прощает нечестности.
Но это только на первый взгляд она кажется «железной леди». Студенты-журналисты знают, как трепетно преподаватель относится к их успехам и как остро переживает их неудачи. На факультет Анна Михайловна приходит одной из первых, вихрем проносится по коридору, но успевает заметить ошибки в текстах стенных газет, которые выпускают студенты. Она искренне расстраивается: неужели недостаточно понятно объяснила, не преподнесла материал должным образом? Ребята стараются больше не допускать промахов, чтобы заслужить одобрение Анны Михайловны. Ее похвала подчас дороже «пятерки» в зачетке.

Любимчиков у справедливого преподавателя нет – с одинаковым вниманием она относится и к отличникам, и к троечникам. Тем более последние часто поднимают настроение уставшим педагогам:

— Как-то мы принимали государственный экзамен у журналистов. Отвечал хороший мальчик, но не самый сильный студент. Запинаясь, рассказывал что-то о Герцене, но не сказал главного. Владимир Васильевич (декан журфака ВГУ – прим. автора) решил помочь и спросил: «Какой журнал издавал Герцен?» В ответ – круглые глаза и растерянность. «Во что бьют?» — подсказывает Тулупов, имея в виду колокол. И студент выдает: «В яблочко».


Анна Михайловна сетует, что русским студентам – творческим и фонтанирующим идеями – не хватает усидчивости. В пример нерадивым журналистам она ставит ответственных китайцев:

— Занятия у них начинаются в 8 часов, но в 7 студенты уже в корпусе: листают конспекты, бесконечно что-то повторяют. Вообще-то, трудолюбие китайцев – это, скорее, миф: просто у них очень жесткая дисциплина. Жениться и заводить детей, будучи студентом, нельзя: семья отвлекает от учебы. Ребята живут в общежитии, даже те, у которых есть квартира в городе. Ничто не должно мешать процессу получения знаний. В таких условиях расслабиться невозможно.

Откуда преподаватель ВГУ знает подробности быта иностранных студентов? Оказывается, в начале девяностых она сеяла «разумное, доброе, вечное» в Китае. Отправиться в далекое заграничное путешествие талантливому педагогу предлагали и раньше. Но Анна Михайловна, ставящая во главу угла семью, не хотела надолго оставлять маленькую дочку. Она решилась на поездку, когда девочка стала студенткой.

В Поднебесной Анну Михайловну впечатлило многое: и мавзолеи, и Аллеи духов, и традиции местного населения. Но душой она всегда оставалось на Родине, с родными, с журфаком, с природой. В самом деле, разве сравнятся китайские орхидеи с дорогими сердцу ромашками и васильками?

К растениям у Анны Михайловны особое отношение. Она часто говорит, что, если бы не преподавательская деятельность, непременно стала бы садовником. Свободные минуты вечно занятой преподаватель проводит на даче: выращивает цветы, собирает грибы, читает книги… и пишет.

Несколько ее рассказов опубликованы в альманахе «Акценты». К расширению круга читателей Анна Михайловна не стремится:

— Мама у меня все время спрашивала: «Кто будет все это читать?» Я называю свои зарисовки чтением для семейного пользования. Если кому-то еще интересно познакомиться с моим творчеством, буду рада. Я начала писать лет пять назад. Редко удается взяться за перо – нужно время и соответствующее настроение. Но, возможно, когда-нибудь я выпущу сборник рассказов.

Как будет называться книга, можно только предположить. Ясно одно – она получится искренней и светлой, ведь личность автора всегда проявляется в любом предмете творчества. У Анны Михайловны два жизненных девиза: профессиональный «Учи других — и сам поймешь» и глубоко сокровенный «Пока живу – люблю». Она смотрит на мир по-своему: с понимающей, немного грустной, всепрощающей улыбкой. И за это мы ее тоже любим!

Мария РЕПИНА
Фото из архива героини публикации

0 комментариев