13 Ноября, Среда, 16:18, Воронеж

Сергей ВЕРХОВЕНСКИЙ: " Актер должен уметь потрясающе обманывать зрителя своей верой в то, что он делает! "

О нелегком пути творческой личности, жаждущей правды чувств, рассказал актёр театра и кино, уроженец Воронежа Сергей Верховенский.


Историю Сергея — это история человека, который долго не мог найти себя. Он просто гулял, развлекался. В школе ничего не учил, не записывал, рисовал в тетрадках. В техникуме схема повторилась.

— Учился я на автомеханика. Не потому что сам захотел, а потому, что ребята пошли туда, — рассказывает Сергей ВЕРХОВЕНСКИЙ.

Так наш герой существовал долгое время. Но вот ему 17. Он беззаботно идет по улице, а навстречу ему подруга сестры. Тут-то и состоялся диалог, который кардинально изменил вектор движения Сергея.

— Куда-куда ты идёшь? В театралку? И что там, актерскому учат? Придуряться?! — спросил я, с детства будучи клоуном. — Помню, ко мне в классе подходили и спрашивали: «Ты действительно такой или прикидываешься?». Не знал, что отвечать… Вот Челентано знал: «Я такой. Просто — притворяюсь».

После той судьбоносной встречи Сергей пришел в театральную студию и уверенно сказал педагогу: «Здесь учат на звезд кино, я стану звездой кино!». Сперва были стихи, по признанию героя, он читал, как чувствовал.

— Моя педагог отправила меня на конкурсы, сначала городской, потом областной. И там, и там я занял первые места. В этот же промежуток времени узнал, что на актеров учат в вузах. Наконец-то почувствовал, что нахожу себя, — вспоминает Сергей ВЕРХОВЕНСКИЙ.

Судьба вновь сделала крутой поворот, и Сергей оказался в армии. Должен был служить в Калининграде, а оказался в Москве, водителем. В армии поэзию не бросил. Благодаря этому попал в клуб, где занимался художественной частью. Затем начал учится в МИТРО на режиссера-монтажа. И ходил по всем театральным вузам Москвы.



— Меня впечатлил всего один спектакль во ВГИКЕ, который поставила Наталья Заякина — гениальная женщина. Я снимал его на три камеры и видел, что каждый актер в этом спектакле, каждую секунду своего времени пребывал в нереальной правде. Я сразу влюбился в Наталью Ивановну. Сдал ЕГЭ. Пошел поступать во ВГИК и больше никуда. На вступительном экзамене читал стихотворение Бродского «Я всегда твердил, что судьба игра». После моего исполнения Наталья Ивановна воскликнула: «Сергей, где вы были все это время? Мы вас ждали». Вот так я и прошел на бюджет, — продолжает рассказ ВЕРХОВЕНСКИЙ.

Первый год учебы с этим педагогом, по словам Сергея, был самым любимым. Потом Наталья Заякина умерла… На втором курсе Сергей вновь не знал, чем заняться, пытался ставить свои спектакли. Снова себя немного потерял. Другие преподаватели не были ему так интересны, хотя он и участвовал во всех постановках.



На четвёртом курсе Сергей попал в труппу театра «Арлекиниада», о которой он мечтал ещё до поступления. Правда, проработал там меньше полугода.

— Изначально идя на актерское, я понимал, что это лишь этап к чему-то еще. Мне стало неинтересно быть инструментом, которому платят мало денег. Актерам платят очень мало. Слишком не нравилось отсутствие денег. И еще кое-что, о чем бы я не хотел говорить, — умолкает Сергей.



Высший критерий актерского мастерства для Сергея Верховенского — это умение чувствовать. Жизнь, других людей, то, что происходит между людьми. Этому уже нельзя научить.

— Поступая на актера, я шел не за шоу, я шел за потрясающим обманом! Актер должен уметь потрясающе обманывать зрителя своей верой в то, что он делает! Хороший актер — это когда зритель не понимает, играют на сцене или говорят правду. Невозможно голосом или телом сыграть чувство любви, не ощутив этого. Я за магией туда шел. За тем, что нельзя объяснить словами, нельзя увидеть глазом, нельзя услышать ухом. Сложно объяснять то, чему нет имени, но я попробую. В момент волшебства воздух начинает вибрировать и звенеть, и что-то вокруг тебя, оставаясь на своих местах, начинает меняться… Это меняет тот, кто находится на сцене. Не без зрителя, конечно же, ибо работа идет совместная. Высвобождение энергии через себя. Вот это и есть искусство. Может показаться, что я верю только в талант, но я ни в коем случае не исключаю усердную работу над своим аппаратом. Чем больше ты умеешь, тем больше у тебя способов выражения чувств, — рассуждает Сергей.



Сам Сергей Верховенский впервые творил магию на одном из спектаклей во ВГИКЕ. Он назывался «Революция». Стоя за кулисами и слыша недовольный голос одногруппника, которому было скучно, Сергею вдруг захотелось все изменить. Совершить революцию!

— Вот тут-то меня пробило на ощущение: «А играю ли я или я действительно сейчас ее совершаю?». Стихи, которые я произносил, выливались из меня как абсолютный факт. Был момент, когда я ощутил эту магию как зритель, а не как актер. Мы выполняли «Демидовское упражнение». Разбились на пары и смотрели друг другу в глаза, при этом оставаясь статичными. Стояли и ждали, пока родится слово или действие, — рассказывает Сергей.

Вскоре наш герой решил попробовать снять сам. За основу взял роман Луиса Ривьеры «Есть только те, кто сражается». Денег, конечно же, у начинающего режиссёра не было, а желание было. Поэтому Сергей пригласил оператора, художника и все вместе они поехали в Крым. Так родился фильм «То чему нет имени».



Елизавета ДУДАРЕВА
Фото из личного архива Сергея ВЕРХОВЕНСКОГО

0 комментариев