20 Октября, Суббота, 18:00, Воронеж

"Джазовая провинция": о чем играют мужчины. Часть вторая

Джазовый кавер на Sting, собачий вальс, перкуссии, сумасшедшие танцы и люди в черном. Корреспонденты «P.S. — 5 сов» побывали на очередном концерте фестиваля.


На второй день пребывания на фестивале все уже выглядит знакомым. Кажется, будто ты ко всему готов, настроен, буквально предвидишь, что произойдёт накануне антракта или же в самый разгар выступления. Как бы не так: сцена, кресла и даже люди вокруг в большинстве своём, и правда, не изменились, но вот участники! Вам будет казаться, будто вас уже ничем не удивишь, но джаз — это импровизация, постоянное движение вперёд. Следовательно, коллективов, похожих на предыдущие, не существует. Все по-прежнему индивидуально, ярко и завораживающе.

Музыкальная вселенная Олега Аккуратова


Первым на сцену вышел Олег Аккуратов. Историю творческого пути артиста рассказал бессменный ведущий «Джазовой провинции» Кирилл МОШКОВ:

— Я впервые услышал этого музыканта примерно в 2005 году. Причем не в России, откуда он родом, а в Западной Германии в Дюссельдорфе на джазовом фестивале, куда его привезли благотворители. И он производил совершенно нереальное впечатление, потому что тогда ему было 16 лет, и, будучи незрячим от рождения, он казался не от мира сего. Он весь находился в музыке, постоянный поток нот, которые он извергал, говорил о том, что с музыкой он связан глубже, чем обычно это бывает.

Олег Аккуратов родом с юга России, из Краснодарского края. Учился в Армавирской музыкальной школе для людей инвалидов по зрению. Затем учился в Москве у замечательного джазового пианиста, выдающегося педагога Михаила Окуня. Учился в Московском институте культуры, потом окончил Ростовскую консерваторию, и сейчас, в 27 лет, это мастер, который уже не производит впечатление самородка. Это человек, который овладел музыкой во всей ее полноте. Он прекрасно играет академическую музыку, при этом он великолепный импровизатор.

Первой, кто обратил на него значительное внимание из сильных музыкального мира, была покойная Людмила Гурченко, которая посвятила ему свой режиссерский дебют, фильм «Пестрые сумерки». Совсем недавно Олег попал в орбиту внимания народного артиста России Игоря Бутмана, участвовал в фестивале «Будущее Джаза», который проходит в Москве, регулярно выступает с московским джазовым оркестром, гастролирует по США, и везде ему сопутствует успех несомненный, как несомненен талант этого всё еще очень молодого музыканта.

На сцене Воронежской филармонии Олег выступал в дуэте с доцентом Ростовской музыкальной консерватории, его педагогом, контрабасистом Адамом Терацуяном.

Олег Аккуратов вышел на сцену, поддерживаемый Адамом за локоть. Как только Олег коснулся рояля, никакая помощь ему больше не требовалась. Незрячий от рождения, он спокойно сел за инструмент и поприветствовал зал на нескольких языках. Как и сказал Кирилл Мошков, в Олеге действительно было что-то иное, бескомпромиссно отделяющее его от публики. Он был другим. Несмотря на российское происхождение, в его речи был слышен почти неуловимый акцент. Первым произведением сегодняшнего концерта стало одно из поздних сочинений Фредерика Шопена, полонез № 6 ля-бемоль мажор «Героический» op.53.

Стены филармонии восприняли строгую академическую музыку в блистательном исполнении Аккуратова, как родную. Сыграв последнюю ноту полонеза, Олег Аккуратов поднялся со стула и поклонился залу. Но горящая надпись «Jazz» на сцене все же намекала на то, что классической музыки будет немного. И действительно — вот уже Адам Терацуян смело ударяет по контрабасу, удерживая ритм, а Олег исполняет самые немыслимые вокализы. Ритм его вовсе не сдерживает: он поет, его руки мастерски перемещаются по клавишам, подыгрывая контрабасу или исполняя сложнейшие пассажи. Особенно слушателям понравилась джазовая интерпретация знаменитой увертюры «Время, вперед!». Музыканты пересекали все мыслимые и немыслимые границы дозволенного: с легкой иронической улыбкой Олег переходил от известной мелодии к любым другим, даже к «Собачьему вальсу». Очередной неожиданностью был джазовый кавер на Стинга «Englishman in New York».



В последней композиции Аккуратов сначала исполнил под музыку стихотворение Есенина «Не жалею, не зову, не плачу», с легкостью вставляя в него слова «воронежский» и «Джазовая провинция», а затем слушателей окутал музыкальный поток сознания молодого гения. Чего только не пропевал Олег под бурлящее музыкальное безумие: «три черненьких чумазеньких чертенка», «Воронеж не догонишь», «акуна матата»… Слушатели сначала не знали, как реагировать на такую музыку, но потом поняли — и засмеялись.

Да, засмеялись, ведь нам вдруг всё стало ясно. Мы сидим в зале филармонии, в красивых креслах под огромной хрустальной люстрой. На высоких стенах висят портреты классиков: Шуберт, Бородин, Лист, Берлиоз. Мы сидим с серьезными лицами и мыслями, вслушиваемся в необычную музыку. А Олег — шутит. Он будто говорит нам — не стоит относиться к джазу серьезно, это больше не Шопен, это не классика, от вас вовсе не требуется быть эстетом и ценителем. Здесь и сейчас может звучать абсолютно все, что угодно.

Группе «ALON&JOCA» в Воронеже помешали остаться жена и двое детей


Интернациональная группа Израиль-Бразилия «ALON&JOCA» представила залу необычное звучание. К звукам духовых инструментов в мелодии на фестивале все уже привыкли, но у этих исполнителей в арсенале имелись инструменты, имитирующие даже пение птиц. У Жоки полно разнообразных «трещалок». Он исполняет потрясающее соло — барабанщик явно в ударе. Удивило нас и использование луп-станции, устройство воспроизводит исполненную несколько секунд назад ноту и у артиста появляется возможность спеть с самим собой. Это устройство мы уже видели у Хокона Корнстада.

Помимо всего прочего ребята предложили зрителям самим поучаствовать в создании мелодии. Как оказалось, поддерживать ритм не так уж и сложно — достаточно лишь синхронно хлопать в ладоши. А потом повторять строчки, предложенные артистом. И — вуаля! Обычный слушатель превратился в музыканта (ну или почти).

— This sounds great, — улыбнулся Алан.



Такой интерактив залу понравился: вся филармония пела. Публика сегодня, кстати, была активнее, чем вчера. На просьбы артистов реагировала быстро: от легких подтанцовок на своих местах зрители перешли к полному подъему, а также подпевали неизвестные слова на иностранном языке. Видимо, раскачивать зал можно не только в течение нескольких выступлений, но и в пределах нескольких дней фестиваля.

— Если бы у меня не было жены и двух детей, я бы остался в Воронеже, — пошутил Алан.

«Лошадиная сила» сумела покорить воронежцев


После предыдущего фестивального дня публика ожидала в начале второго отделения кого-нибудь «комфортного», но на сцене появилась группа «HORSE POWER», и по тому, как её объявил Кирилл МОШКОВ, мы поняли, что спокойно и тихо вряд ли будет.

— Сейчас на сцену выйдет коллектив, который при прочих равных, конечно, закрывал бы этот концерт — в силу того массива звука, который он собирается вам представить. Само название этого коллектива говорит об этом. Он называется «Horse Power» — красивое английское слово, которое по-русски означает «лошадиная сила».

Участников этой группы хочется назвать даже не столько музыкантами, сколько артистами. Они бегали по сцене, общались с залом, танцевали — на них было приятно смотреть. Из-за такого экспрессивного поведения слушатели сразу превратились в зрителей. В зале резко повысилось количество снимающих смартфонов.



Сначала Horse Power запели а-капелла под ритмичные хлопки публики. А потом группа обрушила на зал тот самый обещанный «массив звука». Гитарист выполнял сумасшедшие соло, неистово громыхал барабанщик. Фронтмен группы, саксофонист Николай Моисеенко заметил, что музыканты не спали всю ночь. В это сложно было поверить!

— Нам сказали, что если мы будем играть только инструментально, нас не пустят на «Джазовую провинцию», поэтому сегодня с нами, чему мы очень рады и счастливы, Марианна Савон! — так музыканты представили изюминку своего коллектива, да и вообще всего вечера — ведь Марианна была единственной женщиной на сцене. Ее мощный голос чудесно вписался в общую картину звучания.

Несмотря на то, что Horse Power исполняла самую громкую музыку в тот вечер, публика согласно качала головой в такт песням. Horse Power раскачал зал не хуже, чем на каком-нибудь рок-концерте. Поэтому казалось, что этим-то вечер и кончится, но…

FERENC UND MAGNUS MEHL QUARTET, или Люди в черном


Прибыл квартет из Германии, обеспечив слушателям продолжением фестивального дня. Запоздавший коллектив резко отличался от разноцветных Horse Power: больше никаких электрогитар, классические черные костюмы… Некоторая строгость чувствовалась даже в их немецком акценте. Пожалуй, Ferenc und Magnus Mehl Quartet были призваны успокоить нервы публики. Их джаз — серьезен, строг, но не лишен экспериментов.

Этих музыкантов ждали весь вечер особым образом. В 19:00, когда участники в финальный раз настраивали инструменты, а зрительный зал наполнялся, эта группа еще находилась в самолёте Москва — Воронеж, как сообщил Александр ЛУКИНОВ, руководитель фестиваля «Джазовая провинция». Погода, видно, была нелётная. И все-таки к концу вечера ребята успели забежать в последний вагон джазового поезда на сегодня. Публика уже порядком устала: к концу вечера все услышанное смешивается в голове и чувствуется, что нужно время на усвоение. Время позднее, и некоторые особенно утомившиеся слушатели решили покинуть зал до выступления последней группы (а некоторые и во время).



Оставшиеся «сильнейшие» поддерживали музыкантов изо всех своих (подчеркиваю, не последних) сил. По звуку аплодисментов никак нельзя было поверить в отсутствие доброй трети зала. И пускай эти места были пусты, зато сердца оставшихся наполнены искренней, неподдельной любовью к джазу и благодарностью к исполнителям, мчавшимся к своему зрителю вопреки обстоятельствам.

— Thank you for staying, — произнёс солист группы.

Нет уж, это вам спасибо, что добрались и выложились на все 600 километров.

Анастасия ПАЛИХОВА
Анастасия ЕЛФИМОВА
Фото Анастасии ЕЛФИМОВОЙ

0 комментариев