17 Ноября, Суббота, 11:43, Воронеж

Почему совестно смотреть в глаза кроликам?

Раннее утро. Неделя ненастной погоды дала о себе знать. Над городом легкая дымка, словно он не хотел просыпаться, как и я. Люди вокруг, нервные и угрюмые, куда-то спешат. А я еду к папе на работу в Рамонский район в предвкушении новых впечатлений.

В селе Лопатки, местность которого, кстати, считается экологически чистой, расположена ферма, где живет около десяти тысяч кроликов. В тот момент я только в общих чертах представляла это место, сотрудников, то, какие они, и чем живут. Но все неизвестное всегда притягивает, и вот я уже открываю дверцу машины и вместе с папой захожу в ворота.



— Здравствуйте, Евгений Викторович.

— Всем доброе утро, — отвечает папа.

На скамейке курят несколько человек в рабочей одежде. Часы показывают почти 8, через считанные минуты начнётся смена. В штате больше десяти кролиководов, ветеринар, плотник, зоотехник и его помощник.
В обязанности плотника входит изготовление клеток, которых здесь чуть больше тысячи. Они деревянные, с кормушкой, поильником и железным конусом в нижней части для выведения отходов. Ветеринар проводит вакцинацию. Зоотехник с помощником вносят информацию о каждом кролике в базу данных, производят перемещения кроликов из одной клетки в другую, занимаются селекцией. А вот кролиководу не нужно специальное образование. Сейчас на ферме некоторые из них — старшеклассники, которые решили подзаработать летом. Они каждый день наполняют поильники водой, кормушки — кормом и чистят клетки. И это не две, не десять, а от ста до двухсот клеток на каждого.



Мне стало интересно, справлюсь ли я с этим. Сказано — сделано. И вот я уже в старых джинсах, футболке и галошах. Иду по территории и нахожу двух ребят.

— Привет, я хочу попробовать почистить клетку. Как тебя зовут?

— Я Саша. Пойдём, покажу, как это делается. Сначала посмотришь, а потом — сама.

— О, давай эту, она вроде грязная.

— Смотри. Открываешь здесь. Если бидон с водой пустой, наполняешь из того шланга, переворачиваешь и ставишь, затем закрываешь. Потом открываешь эту дверцу, там кормушка, здесь нормально, до завтра хватит, хотя можно половину чашки насыпать. В тех мешках комбикорм. Потом открываешь саму клетку, берёшь шпатель, и отскребаешь хм… продукты жизнедеятельности. Если кролики будут мешать, то слегка отодвинь рукой в сторону. Ну а потом открываешь эту большую штуку, это называется бункер, скребёшь тут, но не шпателем, а совковой лопатой, всё падает в ведро, ведро ставишь на тропинку, его содержимое мы потом будем вывозить на тракторе, а под бункер поставишь другое — пустое. Всё поняла?

Киваю.

— Если что — зови.

Он уходит, а я проделываю весь алгоритм действий.

— Саша, готово, иди проверять.

— Да, всё отлично. Молодец.

— Мне понравилось. А сколько времени у тебя уходит на одну клетку?

— Минут десять.

— Ого, как быстро, — смотрю на часы. Только на то, чтобы почистить клетку внутри, у меня ушло 14 минут. — А сколько ты уже работаешь здесь?

— Два месяца.

— И как? Нравится?

— Когда изо дня в день делаешь одно и то же — приятного мало. Первое время энтузиазма было больше.

— А есть тут ещё подработки для школьников?

— Да, полно, но мы почему-то захотели сюда.

— Ты же ещё в школе учишься?

— Закончил 9 класс.

Мои брови подскочили вверх. Смогла ли бы я в его возрасте всё лето на жаре выполнять такую тяжелую работу? Ощущения не передать: кисти рук болели от шпателя, а спину ломило от нахождения в неудобном положении.



Бегу к папе:

— Представляешь, я только что сама почистила клетку.

— Может, тебя ко мне на работу устроить? — смеётся.

Мы прогуливаемся по дорожкам между рядами клеток:

— А какие вообще породы кроликов здесь есть, пап?

— Белый великан, Калифорнийская, Французский баран, Полтавское серебро, Шиншилла, Советская рыжая.



Рабочий день подходит к концу. Все начинают собираться по домам. Я жду папу у ворот.

— Приедешь к нам еще? — спрашивает Валера, который днем работает кролиководом, а ночью — охранником.

— Конечно, здесь так замечательно.

— Да, чувствуется какое-то единение с природой. Люблю кроликов, гладить их. И они меня любят. Только вот смотреть в глаза им как-то совестно, кормлю их, глажу, хотя знаю, что их выращивают на убой.



Елена ТРОЙНИНА
Фото автора

0 комментариев