20 Октября, Воскресенье, 07:22, Воронеж

Аспирант матфака ВГУ живет между Воронежем и Гуанчжоу. Далее везде!

Андрей Сизов, аспирант математического факультета ВГУ, не вписывается в рамки устоявшегося в обществе образа педагога. Математик поколения Y, настоящий ученый-миллениал, он свободно говорит на нескольких языках и путешествует по всему мир. Учась параллельно в Воронеже и Лондоне, он преподает высшую математику в Гуанчжоу и делает пленочные фотографии из разных уголков земного шара.


По словам Андрея, поступая на первый курс матфака ВГУ, он и представить не мог, что через несколько лет его жизнь станет такой насыщенной и интересной. Всё кардинально изменилось после стажировки в Китае, куда он попал в рамках программы студенческого обмена Воронежского госуниверситета. Мы решили поговорить с Андреем, чтобы выяснить, как ему удалось в кратчайшие сроки так круто поменять свою жизнь.

— Китай стал первой страной, куда ты поехал на семестровое обучение. Теперь ты там живёшь и работаешь. Ты с детства мечтал переехать в Восточную Азию?

— Честно говоря, я никогда не интересовался китайской культурой и не планировал жить в Азии. На третьем курсе я просто захотел пройти семестровое обучение где-нибудь за рубежом и обратился в отдел международной академической мобильности ВГУ. Мне предложили поехать в Научно-технологический университет г. Циндао. Главным условием было успешное прохождение курсов китайского языка.

— Каковы были твои первые ощущения по приезде в Китай?

— С первых минут моего пребывания там я понял, что восток – это другой, совершенно неизведанный для меня мир, полный контрастов. Например, с одной стороны, здесь никто не спешит, все живут размеренной жизнью. С другой стороны, дорожное движение тут одновременно очень загруженное и динамичное. За рулем ты постоянно испытываешь стресс. Европейцу порой сложно адаптироваться к такому трафику.

— Что на тебя произвело наибольшее впечатление?

— Для меня было большой неожиданностью, что многие социальные сети, которые мы используем в России каждый день, в Китае заблокированы. Потребовалось время и русская смекалка, чтобы придумать альтернативный способ связи с близкими. Забавно, что моим спасением в социалистическом государстве стал продукт капиталистического мира. Несмотря на то, что Instagram находится в реестре запрещённых ресурсов, в него можно зайти, подключившись к Wi-Fi в одном из сетевых ресторанов быстрого питания. Такие большие компании как Starbucks или McDonald’s здесь пользуются автономными провайдерами. Сейчас для работы и бизнеса в Китае я использую местные аналоги – WeChat и Taobao.

— С какими трудностями ты столкнулся в процессе обучения в Циндао?

— Так как помимо китайского языка я изучал только точные науки, больших проблем с пониманием материала у меня не возникало. Учебники, по которым мы учились, были, конечно, на китайском языке, но их практическая часть (уравнения, математические задачи и прочее) была понятна всем присутствующим. Если и возникали какие-то трудности, то я сразу обращался к преподавателям. К сожалению, мой уровень китайского не позволял вести общение на их родном языке, поэтому приходилось переходить на английский.



— Расскажи о своих одногруппниках. Легко ли было найти с ними общий язык?

— Я учился в одной группе со студентами из Южной Кореи. Их отношение к учебному процессу меня тогда очень впечатлило и стало большим стимулом для моего дальнейшего саморазвития. В классе всегда царила рабочая атмосфера, все очень серьезно относились к выполнению домашних заданий. В первый месяц моего обучения я сильно отставал по китайскому языку. Для того чтобы догнать своих одногруппников, я сидел над учебниками до 2-3 часов ночи каждый день. Через 1,5 месяца я начал воспринимать их речь на слух и даже находить ошибки. Я перестал стесняться говорить по-китайски, так как ребята больше не переходили при общении со мной на английский, а внимательно слушали и отвечали мне на том же языке.

— Раз уж речь зашла о саморазвитии, давай поговорим о твоих нынешних успехах. Ты уже несколько лет работаешь в Гуанчжоу и со дня на день получишь вид на жительство в Китае. Как ты этого добился?

— На самом деле всё происходило постепенно, и во многом благодаря развитой программе академической мобильности в ВГУ. В Циндао я пересмотрел свои взгляды на значимость образования. Я четко осознал, что нужно развиваться и двигаться вперед. После Китая я поехал работать учителем во всероссийский детский центр «Океан» во Владивостоке. Там я преподавал математику детям из Лаоса, Вьетнама и Китая, после чего меня пригласили в Лаос в качестве члена научной делегации. Позже я попал на семестровое обучение в университет Кастилья де Ла Манча в Испании. Потом была поездка в Будапешт в рамках программы ERASMUS+. Когда я закончил магистратуру, я подал документы на китайскую визу и поехал работать учителем английского языка в детский сад. Став аспирантом ВГУ, я открыл здесь для себя новые возможности. Теперь я преподаю математику в колледже науки и технологий г. Гуанчжоу (Guangzhou Huali Science and Technology Vocational College).

— Как ты оцениваешь систему образования в Китае? В чем её основные отличия?

— Как я говорил до этого, в Китае очень непринужденная атмосфера. Высшие учебные заведения – не исключение. Я работаю всего 8 часов в неделю. Здесь нет дресс-кода. Многие преподаватели носят повседневную одежду. Вначале я старался одеваться в деловом стиле, думая, что таким образом я поддерживаю свой статус. Сейчас же я прихожу на пары в джинсах, толстовке и кедах, и меня сложно отличить от студентов. Тут нет такой строгой дистанции между учителем и учеником как в России. Если студент задал вопрос, на который я не знаю ответ, я честно говорю ему об этом и обещаю, что к следующему занятию постараюсь дать всю необходимую информацию.

— Ты учился в Циндао полгода. Почему ты стал искать работу не там, а в Гуанчжоу?

— Я остановился на юге Китая, потому что хотел заниматься здесь уличной фотографией. Гуанчжоу с его небоскребами и архитектурой в урбанистическом стиле стал идеальным решением.



— Ты занимаешься чем-то еще в свободное от работы время?

— Да, в какой-то момент мое увлечение пленочной фотографией переросло в бизнес. Сейчас я перепродаю фотооборудование. Приезжая в Воронеж, я первым делом иду на блошиные рынки и скупаю там все старые пленочные фотоаппараты и объективы. Поразительно, но в России такие вещи совершенно не ценятся и продаются по низким ценам. В Китае же это всё стоит намного дороже, так как современная техника не идет ни в какое сравнение по качеству сборки и материалов. Ещё я занимаюсь поставками фотопленки. Мой знакомый из Воронежа делает качественную пленку, которая активно продается в Китае. Помимо этого, я много путешествую.

— Сколько стран ты уже посетил?

— Затрудняюсь ответить. В Европе я бываю достаточно часто. В прошлом году я путешествовал по Японии, Тайвани, Гонконгу и Вьетнаму. В этом году посетил Индонезию и Камбоджу. Осенью лечу в Индию.

— Любишь экстремальные путешествия?

— Всё верно. Я не фанат пятизвездочных гостиниц и системы all inclusive. Во время путешествий по Азии бывает, что я живу на улице. Сейчас такой образ жизни называется «дауншифтинг». Можно зайти в любую гостиницу и попросить на ресепшене, чтобы тебя пустили переночевать за 1 доллар. Тебе всегда предложат свободный гамак, в котором будет приятно засыпать под открытым небом на берегу Тихого океана. Порой, узнавая, что я фотограф, местные жители селят меня совершенно бесплатно. Обычно я передвигаюсь на мотоциклах. В Камбодже, например, можно оставить в залог паспорт и взять скутер в аренду всего за 1000 рублей в день.



— О чем ты сейчас мечтаешь?

— Я хочу стать кандидатом математических наук. Одновременно с аспирантурой в ВГУ я сейчас учусь в университете Англия Раскин (Anglia Ruskin University) в Лондоне. Я решил получить степень магистра экономического управления (MBA), чтобы было еще больше возможностей для дальнейшего трудоустройства.

Анастасия КОЛОСОВА
Фото из личного архива Андрея Сизова

0 комментариев