21 Августа, Среда, 01:46, Воронеж

«5 месяцев учебы в Воронеже — это уникальная возможность»

Студенты Университета Ренн II Верхней Бретани рассказывают о жизни в общежитии, гастрономических открытиях и заботе об экологии.


После окончания школы у Луиз Анри появился интерес к Восточной Европе. Сначала она хотела изучать венгерский язык, но в ее университете преподают только русский и польский. Студентка выбрала русский, потому что на нем можно говорить в местах, которые ей интересны: Украина, Казахстан и большая часть Кавказа. Она изучает этот язык уже четыре года. В свободное время Луиз увлекается йогой. Духовной практикой девушка занимается уже три года. Работать она хочет переводчиком, а также мечтает открыть свое сельскохозяйственное дело с подругой во Франции — хочет выращивать и продавать лечебные травы.



Самира Жоли до поступления в университет работала грумером и побывала в приюте для животных. Она изучает русский язык два года, и поездка в Воронеж для нее прежде всего является возможностью практиковать язык. В будущем студентка хочет преподавать французский язык в Москве или в Санкт-Петербурге. В свободное от учебы время Самира гуляет со своей собакой Зорой, читает литературу — французскую, английскую и американскую; рисует пейзажи и портреты.


Мартэн Дельбек родился в России, его родной город — Череповец, поэтому русский язык для него особенно дорог. Он изучает его в университете три года. Дело всей его жизни — съемки видеороликов. Мартэн окончил киношколу MJM Graphic Design в Ренне и сейчас развивает свой канал на YouTube. Он решил, что его профессия точно будет связана с видео. В Воронеже его вдохновляют люди и архитектура. Ознакомиться с его творчеством можно здесь.



Луиз, Самира и Мартэн приехали в Воронежский государственный педагогический университет учиться по обмену из северо-западного региона Франции — небольшого студенческого городка Ренн с населением 300 тысяч человек. Студентами предложили два варианта: Воронеж или Санкт-Петербург. В своем выборе они окзались категоричны. Воронеж, по их мнению, лучше подходит для изучения русского языка.

— Мы хотим видеть настоящую русскую жизнь, а Санкт-Петербург — это туристический город. Там много иностранцев, которые говорят по-английски, а нам нужно практиковать русский язык, — говорит Самира ЖОЛИ.

Учащиеся второго и третьего курсов кафедры иностранных и региональных языков, литературы и цивилизации Реннского университета на полгода стали студентами кафедры «Русский язык» ВГПУ. Срок их обучения в воронежском вузе подходит к концу — в последних числах мая они отправятся на родину. Целый семестр они пробовали новое.

Первое, с чем столкнулись иностранцы по приезде в чужую страну — культурные стереотипы. Кстати, представление о России как о медведях и водке для французов, оказывается, неактуально и старо, как мир.

— Это неправда, и об этом уже все знают. Я редко видела людей, которые пьют водку, — рассказывает Луиз АНРИ.

А вот стереотип о россиянах с вечно унылыми лицами оправдался.

— У вас не принято улыбаться и показывать, что ты рад, когда идешь по улице. Люди кажутся невежливыми, но это только внешне. Русские более щедрые и честные, чем французы, — отмечает Мартэн ДЕЛЬБЕК.

Французам запомнились также беспризорные собаки. Во Франции практически невозможно встретить животных на улице. Домашние собаки живут в доме с хозяевами, бродячие — в приютах.

О суровых русских морозах студентам рассказали их друзья, которые уже ездили учиться по обмену в Россию. Во Франции более мягкая зима, снег — редкое явление, и если выпадает, то его мало. Поэтому русская зима для французов, по выражению Самиры, — «чуть-чуть кошмар».

Но если с приходом весны снег растаял, то мусор на улицах города — нет. Для студентов-французов это существенный недостаток.

— Иногда я вижу, как воронежцы бросают на улице бутылки, пакеты и сигареты. В центре города есть специальные люди, которые убирают мусор, но возле нашего общежития всегда грязно. У нас люди больше заботятся об экологии. Эта тема очень важна для меня, поэтому я до сих пор в шоке. Во Франции мусор сортируется по специальным контейнерам: стекло, пластмасса, бумага, пищевые остатки. Здесь в общежитии я тоже пыталась так делать, но потом не знала, куда все это нести. В Воронеже я видела раздельные контейнеры только в «Динамо», — досадует Луиз.

Французские ревизоры не обошли стороной и общежитие ВГПУ. Наши герои сравнили его с французским и выяснили, что общего у них немного. Общежития во Франции новые, в комнате живет по одному студенту. В каждой комнате есть туалет, душ, иногда личная кухня. И тараканов там не встретить. Делать ремонт в своих комнатах французским студентам самостоятельно запрещено — это незаконно. Этим вопросом занимается администрация. Проверку на чистоту обитель будущих воронежских педагогов не прошла. Луиз поделилась, что во Франции правила другие: когда студент покидает общежитие, он должен провести уборку в своей комнате. А в России не так, и это для девушки странно. Когда она впервые зашла в свою комнату, то очень испугалась. Потом Луиз и Самира убрались, «и стало возможно жить».

— В общежитии я никогда не готовлю, потому что там очень грязно, — жалуется Мартэн. — В первый день, когда мы только приехали, я увидел студента, который мыл свои ноги в раковине на кухне. Тогда я решил, что здесь я есть не буду.

Питаются студенты из Франции часто вне дома. Обед в Воронеже в том же «Макдональдсе» выходит в 3-4 раза дешевле, чем в Ренне. Причем качество одинаковое. Но картофель фри по вкусу отличается от французского. Мартэн признается, что во Франции это блюдо вкуснее.

Родные блюда в русском исполнении французам пришлись не по вкусу. Студентки возмущены качеством круассанов, ведь внутри есть начинка. Так быть, по их мнению, не должно. Настоящий круассан готовится из слоеного теста и без начинки. Сыр В России тоже другой: у него мало вкуса, и текстура странная. Студентки делятся тем, что иногда им приходится сомневаться, что производители используют молоко.

В Воронеже Луиз открыла для себя молочные продукты. Особенно ей понравился творог. Ради него она готова закрыть глаза на “странный” сыр и круассаны с вареньем. А вот друзья ее предпочтения не разделяют, этот продукт у них тоже находится в разряде «странные». Вторым гастрономическим открытием стал черный хлеб. На родине багетов он тоже есть, но найти его проблематично: только в эко-магазинах и редко на рынке.

— Это не самый лучший хлеб, — дискутирует Мартэн. — Мне больше понравился лаваш.

И французские подруги с ним соглашаются.

Про впечатления студентов из Франции о русской кухне мы также писали здесь.



Если понять русскую кухню французам удалось легко, то моду местной молодежи понять труднее. Простые ухоженные руки в России предпочитают маникюру с покрытием, свежее лицо без косметики — яркому макияжу, одежду местных торговых марок — мировым брендам.

— Необычно, что здесь есть люди, которые живут в общежитии и носят «Гуччи» и «Армани». Во Франции студенты живут по средствам, и такое мы воспринимаем плохо. А что касается ногтей и макияжа, то скорее всего это из-за того, что у нас в Ренне салоны красоты можно встретить редко, и для студентов в них очень дорого. А в Воронеже они на каждом шагу — три-четыре салона на одну улицу, — считают студенты по обмену.

А вот среди российских музыкальных исполнителей ребята быстро нашли себе кумиров. Самире нравится творчество певцов советской эстрады и песни Полины Гагариной (из любимых — «Драмы больше нет», «Обезоружена», «Кукушка», «Колыбельная»). Луиз поддерживает Виктора Цоя и Сплина (песни «Пачка сигарет» первого и «Мое сердце» второго исполнителя ей ближе остальных). А у Мартэна в голове крутится только одна песня — «Грустный дэнс» группы Artik & Asti. В общем, в какой-то степени именно благодаря русской музыке великий и могучий дался французским студентам почти без проблем. Самым сложным для них стали падежи и глаголы.

— Я до сих пор иногда путаюсь. Я изучала немецкий язык, и там тоже есть падежи. Поэтому я уже знала, как это работает, — говорит Луиз.

Во французском алфавите нет многих букв, которые есть в русском алфавите: буквы «ы», «х», «щ», «ц». Самой непривычной оказалась «ы». Чтобы научиться произносить эту букву, иностранцы на занятии выполняли такое задание: каждый по очереди громко произносит «ы», а потом все делали это хором. И так продолжалось несколько недель. Между собой студенты разговаривают на французском, с другими людьми — на русском. Проблем c пониманием в общении с воронежцами у них не возникает, разве что иногда мешает манера природных носителей языка быстро говорить. Система образования в России и во Франции тоже различаются. В Реннском университете больше лекций и меньше практических занятий, в ВГПУ — наоборот.

— Еще в России дают намного больше домашнего задания. В Ренне у нас есть одна русская преподавательница, и она тоже задает много. Наверное, потому, что она русская, — говорит Самира.

На заметку российским вузам: во Франции о переносе или отмене пары студентам сообщают по электронной почте. Французы привыкли к этому, и без такого ресурса следить за тем, что происходит в их воронежском университете, бывает тяжело. Но опоздания преподавателей и отмены пар компенсируются дружелюбными отношениями в аудитории и интересными лекциями. Студенты рассказывают, что во Франции между преподавателем и студентом есть дистанция, а здесь ее почти нет, и им это нравится.

С однокурсниками французы нашли общий язык тоже легко. С первых недель пребывания в Воронеже им помогают участники Волонтерского корпуса ВГПУ. Вместе они гуляют по городу и составляют интересные маршруты для будущих прогулок. Шорт-лист атмосферных мест от Луиз, Самиры и Мартэна: лесопарк «Олимпик», парк «Динамо», Адмиралтейская площадь и Благовещенский Кафедральный собор. Студенты из Франции прониклись русской культурой и на главном празднике православной церкви — Пасхе. Этот день они провели в гостях у русской подруги.



— Мне нравится, как в России отмечают Пасху. У нас этот праздник превратился в коммерческий. Люди не красят яйца и не пекут куличи, а просто покупают шоколадные яйца. Есть такая детская игра: родители прячут их в саду, а утром дети ищут яйца, — сравнивает православную и католическую Пасху одна из студенток.

Жизнь в Воронеже научила ребят многому: не пить воду из-под крана (во Франции она чистая, и пригодна для питья), не бояться разговаривать с людьми (даже если кажется, что неулыбчивые русские не хотят с тобой общаться), пробовать новое (например, традиционный пасхальный кулич, который показался студентам очень похожим на итальянский пирог «Панеттоне»).

Екатерина ШАМАЕВА
Фото Софии ШАМАЕВОЙ и из личного архива героев

0 комментариев