18 Декабря, Понедельник, 00:27, Воронеж

Врачи сказали: «еще один перелом, и нога больше не срастется»

Об опасных издержках красивых профессий — монологи представительниц изящных видов спорта и искусства.


Художественная гимнастика, балет, акробатика — нам, обычным зрителям, они видятся волшебным представлением, погружением в мир гармонии. Но за волшебством — десятки разрывов связок, переломов, вывихов и даже ожогов. Наши отважные героини открывают настоящую цену своих достижений и объясняют, почему они все-таки не уходят.

Юлия БУРЯКОВА

19 лет

Выпускница воронежского хореографического училища.



Я никогда не преследовала никакой цели в балете. Я просто люблю его, хочу достичь в нем совершенства. Но мешали мне все время, конечно, травмы.

В мои 19 лет у меня уже есть артроз, который очень усложняет работу в этой профессии. Во время занятий постоянно чувствую эту ужасную, непередаваемую боль… и если бы только на занятиях!

Полгода назад на уроке по классическому танцу перед государственным экзаменом, выполняя фуэте, я просто плашмя упала на спину. С тех пор прошло уже время, но травма все равно напоминает о себе.



Все прекрасно знают, как трепетно относятся балерины к разогреву ног. Потому что стопы — это основа, на них весь упор, вся основная нагрузка. У меня случились два разрыва связок голеностопных суставов. Один из них был самым тяжело переживаемым. Его я получила в выпускном классе во время гастролей в Китае. Самое обидное, что случилось это, как всегда и бывает, на ровном месте, во время балета «Лебединое озеро». И, несмотря на дикую боль, спектакль пришлось доработать до конца. А после всего этого еще перелет домой, который я вспоминаю с ужасом: в самолете давление… Походы по множеству врачей, лечение, которое совершенно не помогало. Нога болела и днем и ночью на протяжении трех месяцев. Я не могла ходить, не то что заниматься. И когда показалось, что она начала уже заживать, на репетиции одного из училищных концертов я ее вновь травмировала. А впереди госэкзамены, концерт… И вот тогда хотелось сдаться, бросить все это к черту, потому что было очень тяжело морально: смотрю на своих однокурсников, которые стабильно занимаются каждый день, набирают форму, а я ее только теряю. Но позволить я такого себе не могла. Я просто не смогла бы это все бросить, я понимала, что в моих силах преодолеть это все. Это было бы даже нечестно по отношению и к себе, и к родителям, которые все это переживали со мной, потратили еще больше нервов за время моей учебы, чем я. Врачи говорят, что дальше — хуже, и нужно заканчивать. Мне страшно, но и бросить заниматься я не могу.



Я остановилась на работе в гастролирующей труппе РНБТ (Российский национальный балетный театр. — Прим. редакции). На данный момент меня ждут поездки на полгода в Австралию и Китай. Тут также нелегко, и часто посещают мысли о том, чтобы все бросить, потому что на гастролях выходишь из формы очень быстро. Но я уверена, что не сделаю это. Не знаю, как в дальнейшем сложится моя жизнь. Есть много задумок по возвращению в Россию, но я их озвучить пока не готова.

София ВОРОНОВА

19 лет

Занимается воздушной акробатикой с 2014 г.

Пилонный спорт достаточно травмоопасный, потому что основан в первую очередь на сцеплении кожи и пилона.

Самое безобидное, что сопровождает спортсменов в этом спорте — это ожоги, ссадины, гематомы, синяки. И через какое-то время это перестает проходить вообще. Летом не могу надеть короткое платье, не замазав ноги тональником, потому что они все в синяках. Со временем кожа в определенных местах грубеет и уже не так больно, а вот новичкам всегда приходится несладко.



Моя самая серьезная травма — перелом остистого отростка позвоночника в сентябре 2015 года. Я решила без страховки сделать элемент «смену хвата» и упала спиной на пол. Был подложен мат, но я упала так, что одна часть спины оказалась на полу. Мне выписали корсет и постельный режим на полгода. А полгода — это очень много, и уже спустя неделю я сняла корсет и возобновила тренировки.

Когда я только начинала выступать, опыта было не так много, я рвала связки на левой ноге два раза. Тогда я еще не понимала, как важно хорошо разогреться. Спортом никаким я до этого не занималась, а потому опыт — сын ошибок трудных: все пришлось понять через травмы.



Первый раз разрыв произошел прямо во время номера. А второй раз спустя почти полгода эта же нога: снова выполняла один из трюков без страховки.

Потом во время прогона номера перед отчетным концертом ломаю большой палец на ноге. Отлетел ноготь… Ну, пришлось замотать как-то — через три дня выступление!

В тренажерном зале я сломала все пальцы на правой ноге, и в эту же ночь у меня было выступление, где за невыход был штраф около 15 тысяч рублей. Замотала ногу, как смогла, все отработала. Мне вообще кажется, что организм — не дурак, приспосабливается, и, чем чаще ты травмируешься, тем начинаешь быстрее восстанавливаться.



Прекрасно понимаю, что во всех своих травмах на тренировке я виновата сама. Мой совет всем: никогда не брезгуйте любыми средствами защиты, будь то наколенники и налокотники. Хоть шлем надевайте, лишним не будет.

Сейчас у меня сломан мизинец на ноге и отбиты колени, но я это уже не замечаю, оно само заживает. Если раньше такие ситуации с переломами казались критичными, то сейчас все решаемо и спокойно переносится. Наложили гипс на руку, а вечером выступление? Надела перчатку, намотала что-то красивое потуже и идешь танцевать!

Я могу с уверенностью сказать, что занятия спортом сделали меня лучше. Я не боюсь последствий травм, потому что мне кажется, что все что ни делается — все к лучшему.

Татьяна КРАСИКОВА

18 лет

Мастер спорта по художественной гимнастике

С 2002 г. тренировалась в Воронеже, с 2017 г. — в центре художественной гимнастики «Жемчужина» (Санкт-Петербург)



Когда я училась в пятом классе, нашу команду впервые пригласили на крупные соревнования. Мы очень много готовились к ним, тратилось огромное количество сил и нервов. Когда я вернулась в Воронеж, в первый же день на тренировке я сломала ногу. Первый мой перелом. Тогда мысли были, мол, «ну, с каждым бывает» и «сломала — ничего, зарастет». Я даже не расстроилась особо, разве что работать приходилось теперь с гипсом на ноге, как получалось.

Потом мне снимают гипс, и в этот же день я ломаю другую ногу. Это было уже обидно, потому что мы должны были в скором времени ехать на другие важные соревнования, и я планировала успеть к ним восстановиться после первой травмы. А теперь это было невозможно.

Позже стало ясно, что когда на эту ногу накладывали гипс, сместили кость, поэтому с гипсом пришлось ходить почти 2 месяца.

Родители, конечно, старались всячески поддерживать, хоть и волновались очень, в большей степени потому, что переживала я. Но силы нашлись.

Я продолжила тренироваться спустя большой перерыв, постепенно начинала входить в форму. Надо было с чего-то начинать, и я поехала на некрупные соревнования, выиграла их. Уверенность в своих силах возросла, и я почти убедила родителей, что готова поехать на летние сборы. Но тут я ломаю ногу в третий раз.

Это уже стало страшно. Раз перелом, два перелом, три перелом… Снова наложили этот проклятый гипс. Тогда уже и слез много было, и родители уже сильно переживать стали… К тому же врачи сказали, что еще раз ломаю ногу, и она просто больше не срастется.

В итоге вся семья пичкала меня холодцом, творогом, чтобы быстрее проходила травма. Тогда я так испугалась, что без всяких капризов ела это сама. Ну, как ела… проглатывала… Но и выхода не было другого — мне хотелось быстрее выйти на ковер.

Спустя две недели я сняла гипс. Сама. Чтобы поехать в лагерь на летние сборы.

Родители слезно умоляли быть осторожнее, да я и сама это понимала: все-таки фраза врачей «больше не срастется» звучала в голове. Но вопреки этому я сразу начала бегать, на скакалке прыгать и втянулась в работу довольно быстро.

Потом август-сенятбрь — начало сезона. Нам ставят новые программы. Неудачно прыгаю — ломаю палец. Родители тогда сказали, что на этом все. Для меня это было просто невозможно. Я долго просила, обещала, и мне дали последнюю попытку. Все, еще хоть один перелом — и я ухожу.

Я тренировалась дома сама. Разбила булавой люстру, за что мне потом влетело… Но привязанность к гимнастике была и очень сильная… Потом сняли гипс, опять эти мучительные недели разработки ноги.

В 2014 году у нас планировалась поездка в Венгрию. Я сломала палец на правой руке. Моя тренер потеряла уже все надежды на то, что это когда-нибудь закончится. Я тоже уже не верила. Пыталась вновь спасаться холодцом, продолжала работать.



За несколько дней до поездки я сняла гипс, рука была синяя. Я выступала в специальной повязке, которая, по правде, не очень-то и помогала, но без нее было бы вообще невозможно.

Я должна сказать, что когда выходишь на площадку, забываешь про боль, ничего не чувствуешь. Ты оказываешься один на один с предметом, а остальное остается за ковром.

Тогда я заняла первое место, хотя предмет еле держался в руке…

Потом было еще много переломов, мелких травм… Это уже как-то привычно. Не возникает мысли сняться с соревнований, потому что температура 38. В этот раз так — в другой будет по-другому. Это просто испытание, которое мне нужно преодолеть.



Мне все равно очень нравится заниматься. Гимнастика хоть меня и погубила, но она же меня и поддерживает.

У меня несколько грыж, надо делать множество операций, но если я брошу спорт, это все начнет ухудшаться еще быстрее.

Если кто-то и думает, что гимнастика легкий спорт, знайте: характер закаляется отлично.

Полина ПОЛЯКОВА
фото из архива героев

0 комментариев