25 Мая, Суббота, 02:55, Воронеж

Почему нельзя стесняться запаха доброты?

Без перерыва и выходных приют «Право на жизнь» занимается тем, чем может не каждый, кому посчастливилось скрасить свое одиночество с домашним питомцем — заботой о сотне обескровленных и оставленных животных.


Точный адрес приюта «Право на жизнь» дают не каждому. Всё дело в количестве подброшенных животных: кто-то ставил ящик с кошачьими детёнышами с примотанным на картонной стенке кормом на капот машины волонтёра или перед калиткой. Незнакомцы полностью доверяют команде волонтёров, не задумываясь, сколько собственных денег защитникам фауны приходится тратить на спасение. Однако, любопытному корреспонденту «P.S. – 5 сов» удалось проникнуть на территорию знаменитого приюта и пообщаться не только с одним из команды добровольцев, но и с животными.

Для волонтёра уже привычно после работы ехать не домой, а в приют, который обрел неофициальный статус «второго дома». При входе в этот «дом» волонтёр Татьяна МУРАВЛЕВА, которая согласилась провести обход территории, просит не обращать внимание на сложенные в стороне стройматериалы. Сейчас для работников продолжается тяжелый период строительства вольеров для собак. Рук для этого не хватает (трудятся всего два человека), но в скором времени надеются сколотить новые дома для четвероногих друзей.



Небольшая экскурсия началась с закрытого от посторонних глаз помещения, где проживает с четыре десятка псов, у каждого из них, как и у усатых-полосатых по соседству, удручающая история жизни. Сквозь непрекращающийся пронзительный лай из вольеров было трудно слушать сопровождающую. Но Татьяна с иронией убеждает, что к такому шуму со временем можно привыкнуть.

— Они думают, что мы выведем их на вечернюю прогулку, поэтому не скрывают радости. Каждая из собак пытается привлечь наше внимание: «Выбери меня, выбери», — объясняет она.

Но отдельные жильцы сидят тихо, не поднимают глаза и вжимаются в стену, пока не позовут, а кто-то и вовсе безмятежно сопит на лежанке. Как, например, «пенсионер» приюта — слепой и глухой пёс Динар, которого не волнует происходящее вокруг – лишь бы волонтёры окружили заботой.

Вот со страхом в сторону незнакомца поглядывает Сара, а вот на решетку прыгают еще маленькие по-собачьим меркам Кери, Линда и Грей. Напротив неподвижно сидят родственники Бим и Бася, которые проходили долгий курс лечения от энтерита, гепатита: сестра полностью восстановилась, а брат лишился зрения на правый глаз.



Как рассказывает Татьяна, Бакси считают героиней, потому что она лазила по решеткам не хуже обезьян. Но застать такое чудо природы не удалось: за плохое поведение переселили в уличный вольер. А запоминать клички около 100 собак и 30 кошек, переезжающих из комнаты в комнату, волонтёры учатся постепенно, с ориентировкой на лист с именами подопечных и номерами вольеров. А через два-три месяца в рабочей суете уже без ошибок отличат Конфету (выбросили в мешке вместе с семью щенятами; вызволили и детенышей отдали в хорошие руки) от Лорда (щенком из приюта попал в хорошие руки на три года, но болезнь вынудила хозяина вернуть пса обратно). Но на этом знакомство с собачьей семьёй не заканчивается.

На внутренней территории приюта расставлены в ряд дополнительные вместительные вольеры. А неподалеку соседствует каркас для будущих домиков.

— Мест на всех не хватает, хоть администрация безвозмездно отдала нам под приют землю и непригодное здание, которое своими силами и пожертвованиями мы обустраиваем до сих пор. В этом году выиграли президентский грант, что нам позволит заменить уже пришедшие в негодность уличные вольеры на новые. Но некоторые проблемы за пять лет до сих пор не решены — приходится просить возить людей воду, иначе зимой в ход идут и снег, и лёд. Понемногу собираем необходимые документы для налаживания водоснабжения, откладываем на это деньги (требуются сотни тысяч), а пока довольствуемся помощью неравнодушных поставщиков.

Непроизвольно на глаза попалась расписанная стена одного из вольеров. Такой трогательный подарок оставила волонтерская команда в честь свадьбы коллег от лица животных, которых опекают.



Перед тем, как попасть в пристанище котов, Татьяна попросила зайти в комнату волонтеров, где в одну кучу собраны корма, наполнители для лотков и разного рода пожертвования добрых людей. В основном продовольствие закупается за счёт пожертвований, а зоомагазины дают хорошую скидку.

Не одна, так вторая кошка собиралась пробраться через ноги и выскочить в коридор, когда мы зашли в небольшое здание. Татьяна ласково, но настойчиво загоняет их обратно и знакомит нас с «кошачьим общежитием». Всего для кошек отведено четыре комнаты, к каждой из которой пристроен просторный балкон. С опаской заглядываешь в специальную комнату для больных лейкозом, но волонтёр сразу же разъяснила: лейкоз не опасен для людей и других животных, а кошкам он передается через кровь и лоток, поэтому они сидят отдельно от остальных.


Среди моря кошачьих автобиографий, которыми не скупится делиться провожатая, встречаются не поддающиеся объяснению.

— Вот нашу красавицу Арию забрали к себе, а потом отдали спустя два года. Замечательное оправдание нашли (а скорее просто выдумали) — не приучилась к лотку. Как же такой срок терпели и помощи у нас не попросили?

Но одному коту, Томасу, повезло не только найти надежных хозяев, но и поменять российское гражданство на американское. Его забрала к себе соотечественница, которая переехала в Америку с мужем-британцем, и теперь с января этого года живет в трёхэтажном особняке, с выходом на океан.

— Мы теперь можем называть себя международным приютом, — с гордостью подметила волонтер.

В это время на стуле удобно расположилась радио-кошка Моржик. Её мурчание напоминает человеческий шепот настолько, что даже страшно заходить в темную комнату… С балкона возвращаются погревшиеся на солнце кошки и единственный кот Филин. Они сразу направляются к знакомому лицу, Татьяне. Коты-новички же не решались подойти и остались на выделенных им лежанках.



Спустя час смена Татьяны закончилась. После неё должны подтянуться новые волонтёры, чтобы вывести псов на традиционную вечернюю прогулку. Они, как и другие добровольцы, спешат в приют после работы, учебы, оставляют кучу домашних дел позади. Ведь каждый из них уверен, что усталость снимается сама собой, когда представляешь, как радостно тебя встретит собака или кошка, соскучившаяся за день.

— После радушной встречи животных нельзя потом не источать «природный» запах. Но я гордо называю его «запахом добра», и мне не важно окружающее мнение по этому поводу, — заявляет Татьяна.



Осталось немного времени, и волонтёр поделилась историей своего пути, полного извилистых дорожек и преград:

— Первое обострение «болезни» случилось во время работы в аэропорту, когда я приютила котят Антона и Настя, которые по сегодняшний день живут со мной уже больше 10 лет. Следующее накрыло меня летом 2016 года: полуторамесячную кошку Саню приютила на работе, в тайне от руководства. Самое сильное «обострение» проявилось после знакомства с приютом: в конце декабря 2016 года увидела пост в группе о наборе волонтеров и решила прийти — так все и закрутилось. Я осознанно «заболела», потому что расходовать жизнь только на удовлетворение собственных потребностей — это пусто! За два года волонтёрства мне посчастливилось познакомиться с такими людьми, которых в своей обычной жизни я и не встретила бы!

Справка «P.S. — 5 сов»

«Право на жизнь» — воронежский региональный общественный благотворительный фонд помощи бездомным животным, начавший свою работу 19 июля 2010 года. Приют создан зоозащитниками-волонтерами и содержит более 100 животных.

Полина ПЕРЕВЕРЗЕВА
Фото автора и из группы фонда

0 комментариев