21 Января, Воскресенье, 13:44, Воронеж

Арик КИЛАНЯНЦ: «Ломаю голову, на каком из своих велосипедов отправиться в кругосветное путешествие»

7 декабря в арт-пространстве «Дом» воронежский путешественник и по совместительству оператор телеканала «ТВ Губерния» Арик КИЛАНЯНЦ рассказал о том, что он увидел в египетских подворотнях и на своей исторической родине за 2638 километров от Воронежа.


Арик КИЛАНЯНЦ родился в Волгограде, но, когда ему был год, его перевезли в Воронеж.

— Изучая Воронеж, я и мама часто катались по городу. Мы ездили на электричке в Боровое и Сомово, много гуляли. Думаю, что с тех пор и зародилась моя тяга к познанию мира через движение.

Арик учился в 38-й школе. Позже поступил в Воронежское медицинское училище.

— В седьмом классе я впервые задумался о том, что будет, если сесть в автобус на площади Ленина и просто уехать — не важно куда. Уехал я в Северный район на остановку «Храм». Денег на обратную дорогу у меня не было, но я решил их найти. Я был уверен, что где-то здесь, ожидая меня, валяются деньги. Я действительно их нашел, и на проезд мне хватило. Тогда я понял, когда ты чего-то очень сильно хочешь — вселенная тебе это предоставит, — вспоминает он.

После окончания медицинского училища Арик некоторое время работал фотографом в газете «Московский комсомолец», а потом уехал за две тысячи километров от Воронежа в республику Коми.



— Мне предложили пожить в Сыктывкаре, и я поехал. Там красиво. С центральной площади города видно тайгу, и это очень манит. Я решил, что буду путешествовать «дикарем». Попросил у друзей подарок на свадьбу — палатку и спальник. Огромный спальник — до сих пор не знаю, кому продать. В Сыктывкаре у меня так и не получилось вырваться из круга «работа — дом — работа». Я продолжил заниматься фотографией, снимал свадьбы, делал фотосессии. Это до сих пор снится мне в кошмарах. Как-то мы с женой поехали в Египет. Тогда я понял, что мне не нравится пляжный отдых. Меня постоянно тянуло сойти с центральных улиц и заглянуть в подворотню. Помню, как вечером свернул и бродил по закоулкам — там стригли мужиков, разделывали туши, вывешивали ковры.

Я решил в следующий раз поехать в по-настоящему необычное место, но неожиданно развелся. Терять было нечего, и я решил, что теперь точно настало время путешествовать. Случайно наткнувшись на видео блогера Макса Липатова, который путешествовал по Крыму на велосипеде, решил, что это крутая идея, и сразу же купил себе хороший велосипед.

Уроки первого путешествия


— Мой план был такой: доехать на поезде до Новороссийска, а оттуда отправиться на велосипеде в Абхазию. Прочел кучу форумов, статей, взял с собой огромную сумку. Приехал в Новороссийск, вышел из поезда и понял, что мне очень страшно. Важная вещь в путешествии: главное — просто что-то делать. Я расчитывал, что в первый день проеду километров сорок и разобью палатку. В итоге я проехал сто километров.



— В самом начале поездки я потерял вещи. Было это так: я долго поднимался по перевалу. Наверху я сделал привал, пофотографировался на фоне гор и поехал дальше. После двух часов в дороге, когда уже стало темнеть, я подумал, что пора бы остановиться с ночевкой, поставить палатку, разжечь горелку, достать планшет. Планшет у меня в рюкзаке. Но тут я вдруг понимаю, что на плечах — слишком легко. Вдруг до меня доходит, что рюкзак вместе с паспортом, всеми деньгами, телефоном, планшетом и фотоаппаратом остался наверху. Тут я останавливаюсь и начинаю плакать. Да, такой вот я плакса! Еду обратно, ору что есть мочи: «Какой же я дебил!». Забегаю в первый попавшийся двор. Там мужчина. Я в слезах к нему: «Мужчина, помогите, пожалуйста!». Он спросил, что случилось. Я ему все объяснил, и мы поехали. Рюкзак лежал на месте. Я забрал его, вздохнул и успокоился. С тех пор у меня привычка — всегда дергать плечами, проверяя, на месте ли он. Это был первый важный урок.



— На следующий день я кое-как добрался до Туапсе и понял, что дальше не выдержу. Было холодно, лил дождь. Нельзя было ехать в марте, нужно было подождать хотя бы до апреля. Эти два дня были изнуряющими, и я сбежал. Это был мой первый побег из путешествия. Я сделал выводы и записал в тетрадочку.

Возвращение на историческую родину

Позже Арик путешествовал на велосипеде по Турции, пешком по Абхазии, автостопом до Грузии и даже предпринимал попытку взойти на Эльбрус. Но самое главное его путешествие случилось совсем недавно.

— Дело в том, что на одну восьмую я армянин. В 1912-м году мой прадед Серапион Киланянц из-за геноцида армян бежал со своей родины в Воронеж. На проспекте Революции недалеко от нынешнего ЦУМа располагалась артель «Красный пищевик», где он работал. В этом году я решил отправиться в Турцию, в село Хадарчур, ныне Синакалаклар, где жил мой прадед, — рассказывает Арик.

На восьмой день путешествия после долгих поисков Арик наконец нашел Синакалаклар.



— Я долго думал о том, как представиться. Ведь нельзя просто прийти, посмотреть и уехать — это не туристическая зона, сюда случайно не заезжают. Впереди были те самые дома, которые строили армяне более ста лет назад. Рядом паслись коровы. Навстречу мне вышел мужчина лет шестидесяти. Он пристально смотрел на меня, и я растерялся. Ни по-русски, ни по-английски он не говорил, и я стал переводить ему свою речь с помощью телефона. Сказал, что проехал 2 тысячи километров на поезде и 638 на велосипеде, чтобы посмотреть на место, где когда-то жили мои предки.



Мужчина стал водить меня, показывать камни на домах с надписями. Кажется, он спрашивал, что они значат. Я не смог ответить ему. Он улыбался и растерянно пожимал плечами. Я спросил, нет ли здесь поблизости старого кладбища. Махнув рукой, он повел меня за дом, где паслись коровы, показал на землю и сказал, что это и есть кладбище. Видимо мое лицо что-то выразило, он засуетился и стал прогонять коров с территории. Я спросил, есть ли здесь церкви. Он сказал, что осталась одна, но далеко, и махнул вглубь ущелья. Я попросил сфотографировать меня на память, поблагодарил его и попрощался.



Сейчас Арик работает оператором на телеканале «ТВ Губерния». Еще в первом путешествии он стал делать путевые заметки. Каждое свое путешествие он долго анализирует.

— До старта я очень боюсь, после старта боюсь и хочу вернуться, а когда возвращаюсь, не понимаю, зачем вернулся, и хочу назад.

В будущем Арик планирует выпустить книгу. По его словам, она будет начинаться примерно так: «В 32 года мои сверстники уже задумываются о втором ребенке, а у меня есть только два велосипеда, и я ломаю голову — на каком отправиться в кругосветное путешествие».

Кирилл ПОНОМАРЕВ
Фото из архива героя публикации

0 комментариев