22 Ноября, Среда, 04:48, Воронеж

Патриоты неочевидного отечества

Похвалить одних. Принизить других. Уничтожить третьих. Получить «Отца народа». В чем суть национальной идеи? И почему миллионы могут ошибаться, считая, что она у нас есть? Корреспонденты «P.S.-5 сов» продолжают, начатые ранее поиски.


Почему пал Рим? Вы никогда не задумывались, куда могла исчезнуть такая великая империя? Что разъело державу с мощнейшей армией и превосходным правом?

Многие историки обвиняют во всем сам римский народ. Выдающийся английский историк XVIII века Эдуард Гиббон признавал существование самых разнообразных причин подобной катастрофы, но первопричиной, по его мнению, всегда было нравственное падение.

Глобальное падение нравов послужило рычагом для разделения римлян на патрициев, прожигавших свои жизни во всевозможных излишествах, и плебеев, чьим лозунгом было знаменитое «Хлеба и зрелищ!»
Эскапизм, уход от реальности в мир удовольствия, характерный и для сегодняшних времён, медленно, но верно разрушал изнутри «Вечное государство».

В 410 году, после долгой осады Рима вождем германского племени Аларихом, ворота были открыты изнутри римскими рабами. Людьми, у которых не было возможности наслаждаться жизнью и принимать ветхую суть эскапизма. Людьми, которые восстали против правительства.

Так что же служило нравственным ориентиром тогда и что является им теперь?

Демократия и прочие сладости жизни

«Москва — третий Рим» — кажется, так звучит знаменитая историко-политическая идея. Национальная идея призвана ответить на ряд вопросов, характеризующих народ. Это концепция идентификации страны. Есть ли позиция, которая позволяет понять, к чему стремится загадочная русская душа каждого из нас, есть ли формула золотого сечения, к которой мы должны рано или поздно прийти?

Согласно официальному определению, национальная идея — это идея модели поведения человека, идущая на пользу себе и нации. Как вы можете понять, понять из этого определения вы мало что можете.
Современный мир одержим множеством концепций, и неизвестно, является ли одна из них общей для каждого. Раньше упор делали на патриотизм, благополучие, веру… Но что эти слова означают теперь?

Говоря о демократии, писатель-сатирик Анатолий Трушкин остро высказывается о современной концепции равенства и свободы, которая особым образом никому нужна и не была — ни в Риме, ни в России, ни в СССР: «Политический строй — демократия. Коренное отличие демократии — свобода. Если при царизме важно было не погибнуть на каторге, при социализме — в психушке, то при демократии главное — выжить на свободе».

Казалось бы, всё не так плохо сегодня в России: кнутом никого не подгоняют, в неволе не держат — взять бы, да и успокоиться на этом. Но нет — устраивают митинги, забастовки. Видимо, не так хорошо прижилась идея демократии в современной России…

ПрофеССиональный руССкий

Патриотизм в нашей стране — это вообще отдельная тема, претендующая на многотомное издание. Смешным он казался еще в начале ХХ века, перед революцией 1905 года и в ходе русско-японской войны. Известен тот факт, что японский император получал из Петербурга поздравительные открытки от тех, кто в России праздновал победы японской армии и японского флота.

После образования СССР начали думать о национальной позиции, но так ничего и не придумали, обрекая на бессмысленный мозговой штурм институты общества.

Сейчас патриотизм вновь входит в моду. По словам президента РФ, в стране не может быть никакой иной объединяющей идеи, кроме патриотизма. «Это и есть национальная идея», — говорил Владимир Путин во время встречи в феврале 2016 года с Клубом лидеров, объединяющим предпринимателей из 40 регионов страны.
Шопенгауэр говорил о патриотизме следующее: «Убогий человек, не имеющий ничего, чем бы он мог гордиться, хватается за единственное возможное и гордится нацией, к которой он принадлежит».

Политическая олимпиада в поиске национального единства

В 2013 году из-под пера российских чиновников вышла концепция, которая предлагает россиянам национальную идею, заключающуюся в том, что сохранение здоровья каждого гражданина – вклад «в общий генофонд нации», служение отечеству – это «высший ориентир для гражданина». Концепция советует русским людям поставить духовное поверх физического. Только вот голодный человек не будет высокодуховным, как и не будет им раб.

— Человек на базовом психологическом уровне стремится первоначально к устройству минимальных благ жизни, а не к духовной сфере, — рассказывает психиатр Воронежского психоневрологического диспансера Игорь ПРАУХИН, — всё это пошло ещё с Гегеля и его национальной позиции. Так вот по Гегелю, исторические судьбы государств устроены крайне просто: есть идея и антиидея, в результате их сублимации рождается нечто общее, единое. Взять тот же Рим, где «империя» была тезисом, а «христианская религия» — антитезисом. В результате их смешения получилась ни много ни мало европейская цивилизация.

Так вот — можем ли мы рассуждать об этом, если не ели уже несколько дней и от холода трясёмся в неотапливаемой коммуналке? Ответ прост – можем!

Но это если уж совсем отчаялись и выхода вовсе не видим — тогда да, мы стараемся придумать себе идеологию и забыться в ней. Русский человек всегда стремится к разрушению, ему почему-то из обломков гораздо легче выстроить целую державу. Это заложено в большинстве из нас, подобное можно обозвать тем же менталитетом.

Но как же тогда религия, спросите вы? Ведь она шла и к рабам, и к голодным. Только вот рабы, принявшие христианство, уже были рабами Божьими, а не людскими — и в этой детали огромная разница.

Да и можно ли считать, что в современном обществе религия занимает лидирующее положение? Современное поколение «надкусанных яблок» будет скорее молиться на Джобса, нежели на немодного Бога.

— Само по себе понятие «национальная идея» дает начало формированию отдельного государства, состоящего из людей, соединенных общими культурой, языком, историей, целями и, на мой взгляд, самое главное, — религией, — рассуждает выпускник Киевской духовной семинарии Сергей ВИНТИЛОВ. — Вспомним мысль по этому поводу знаменитого русского религиозного мыслителя XIX века Владимира Соловьева: «…Ни один народ не может жить в себе, чрез себя и для себя, но жизнь каждого народа представляет лишь определенное участие в общей жизни человечества. Органическая функция, которая возложена на ту или другую нацию в этой вселенской жизни, — вот ее истинная национальная идея, предвечно установленная в плане Бога (Русская идея)».

Если каждый гражданин России будет достаточно образован, он не будет подвластен разрушительному влиянию извне. Все настоящее проверяется временем, и как однажды люди создали себе золотого тельца, чтобы ему поклоняться, так и сегодня существуют сотни видов поклонения тому, что является вспомогательным средством в жизни человека, то есть вещам. То, что дано ему для использования, а не для обожествления, то, что не даст человеку смысла его бытия, — то сломается, истлеет, потеряется.

— Я считаю, что Бога сейчас больше напоминает Джобс, нежели Иисус, – делится своими соображениями студентка второго курса ВГУ Валерия ЖУРАВЛЁВА, — современный Джобс — это марка, бренд столетия. Айфоны, айпады — все это является эталоном жизни и эталоном удобства в современном мире. Сейчас для человека менее трагичным будет сломать руку, нежели iPhone. Толпы людей выкупают себе места в очереди на покупку нового флагмана компании — чем это не религия?

Что же остается? Может, стоит обратить свое внимание на идеи Запада? А может, вернуть лозунг Ельцина «Обогащайтесь!»? Может, в России царствует ломаная американская мечта, когда каждый стремится к финансовому благополучию, но далеко не каждый к нему приходит?..

Страна страдает от множества видов безработицы, и разве в мире одних лишь успешных людей останется место для рядового обывателя, которому не так уж и важна идея накопления — ему бы на оплату электричества накопить да ребенку в школу портфель купить.

Так что же получается — опять не всем чудо-идея подходит?

Большинство населения страны живёт своей жизнью и ни о каких национальных идеях не думает вовсе. Просто потому что некогда ему, этому большинству, — работа, семья и хотя бы раз в пятилетку нужно на море съездить, освежить эти четыре бетонные стены покрывалом с вышивкой турецкой, привезённым из страны заморской. Но что же тогда делать с остальными, религиозными, патриотичными да демократично настроенными гражданами с ломаной американской мечтой?

Питер Пэн, Дед Мороз, национальная идея – одного поля ягоды

Вот и получается, что нет никакой единой национальной идеи у этой страны. Не ютится она в темных уголках светлых голов миллионов людей. Потому что нация и государственный аппарат управления – это абсолютно разные вещи.

А чем же всё-таки можно связать наших современников? Наверное, только любовью или ненавистью к Путину, да и в общем, к любой системе власти, а если быть точнее – к её официальному представителю.
Зачастую мы произносим слово «государство», одухотворяя его словно отдельное лицо, личность. Мы забываем, что государство – это много лиц.

Люди либо отрешаются от мира и живут обывателями с тонкой ноткой эскапизма, будучи обреченными на одиночество в толпе или же в единстве своей социальной ячейки, иллюзорно не завися от окружающего их битого пространства, либо ненавидят эту самую власть и шлифуют нереформированное государство, разбивая его на осколки.

А потом сидят возле этих осколков и думают: «А зачем я делал это — что мне, лучше разве стало?»

Элизабет КРИМ
Фото из интернета

0 комментариев