22 Сентября, Вторник, 10:27, Воронеж

Катя: «Аборт делать не стала». Ева: «Но я не стала убивать своего ребенка»

В моей школе за этот год две старшеклассницы родили, и столько же одиннадцатиклассников женились.

Публикуем лучшие работы «Репортера-2015» Сегодняшний автор: Ольга МАЛЮТИНА, Творческое объединение «Телерепортер», 16 лет.

Разговоров об этом было немало, особого интереса обсуждениям на переменах прибавляло то, что молодые мамы из абсолютно противоположных семей (в социальном плане). Школьные «кружки» неумолимо склонялись к порицанию. Мы как лошадки с шорами на глазах, чётко видим перед собой ЕГЭ, институт, и только затем свободу и импровизацию. Уход наших знакомых с этой хорошо протоптанной колеи казался нам дикостью. Слушая наши разговоры, можно подумать, что молодые мамы и папы переехали жить в параллельную Вселенную, обитателей которой нам, обычным людям, никогда не понять. «А я с ней даже дружила в пятом классе», «Ну какая из неё мать?», «Со мной такого не случилось бы». Но вот с ними случилось, хотя год назад они и подумать об этом не могли. И что? Аборт вызвал бы шквал всеобщего одобрения?

КАТЯ, 16 лет, ребенку 1 год: «Узнала только на четвертом месяце. Как тест сделала, с жизнью хотела прощаться. Но очухалась. Аборт делать не стала».

ЕВА, 17 лет, ребенку 2 месяца:
«Что забеременела, знала уже в день зачатия. Поэтому у меня было множество возможностей убить своего ребенка, но я не стала. Сейчас даже представить не могу жизнь нашей семьи без малышки».
Катя – из малообеспеченной семьи. Проблемы с учебой, алкоголем, непонятной компанией. Ева в прошлом году поступила в художественное училище, занималась танцами. В подарок от родителей получила BMW, так им понравилась перспектива стать бабушкой и дедушкой. Обе теперь – совсем юные мамы и я решила взять у них интервью, руководствуясь простым вопросом – «Каково?».
Сначала я спросила про реакцию родителей. Как-никак, а принести домой вместо дневника с четвертными оценками эпикриз врача, гласящего: «Беременна», в моём представлении можно только на дрожащих ногах. Не сговариваясь, обе ответили: «Я же не убила, в тюрьму не села. Ничего страшного в этом нет». Признаются, что семья была в шоке: «С родителями было напряжно малёк. Это моя вина и мама за мои косяки отвечает. Сказала, рожай, но помощи не жди, времени у меня нет», – говорит Катя.
Своих родителей Ева считает лучшими друзьями: «Мнение окружающих меня совсем не волновало. Семья – моя поддержка и опора. Сказали, что это лучшее время в моей жизни и баловали как могли. Когда беременной была, взяла академ в училище, постоянно куда-то ходила. На курсы визажа, в бассейн, на йогу. Каждый, день в кафе, в магазины. Бросила курить, питаться правильно начала. Ребенку одежды на год вперед закупила».

История Евы заслуживает особого внимания: её мама – создатель центра реабилитации для детей с ДЦП. «Сейчас это наша жизнь. Когда была беременна, рисовала для центра картины. Мебель подбирала, занималась созданием интерьера. Для нас важно осознавать, что мы меняем их судьбы к лучшему, помогаем верить».

Про свою беременность Катя вспоминает: «Сначала я молчала, в школу как обычно ходила. Потом кто-то меня слил. С вопросами стали приставать. Я сначала отнекивалась, потом классная подошла я ей все рассказала. Перевелась в вечернюю школу. Друзья в основном поддерживали. Мы с ними коляску и кроватку выбирали. Что другие думают, меня не особо волновало. В вечерке со мной еще одна беременная девочка училась, учителя всегда спрашивали, как мы себя чувствуем, помогали». Из изменений в повседневной жизни Катя отмечает, что вместо сахара стала добавлять в чай сгущёнку.
Никак не обойти стороной и вопрос о папах детей. Отец Катиного ребенка – парень из деревни, куда летом её отправили родители в гости к бабушке. «Когда пацану сказала, он сразу заднюю включил. Через три месяца позвонил и сказал, что растить ребенка не будет. Я сначала расстроилась, но потом взяла себя в руки».

Отношения Евы с отцом ребенка до беременности длились больше года, однако это не помогло: «То, что я буду растить ребенка без него, было моим решение. Он сделал мне предложение выйти замуж, но я отказала. Мои родители сразу сказали, что купят нам квартиру, если поженимся, и мальчик видимо понял, что ногами в масло попал и уходить не хотел, даже угрожал мне».
Хотя, девчонок объединяет не только отсутствие пап, поскольку обе твердят, что ожидание появления на свет их собственного маленького чуда затмевало все переживания: «Одежду детскую трогала со слезами счастья», «Засыпала и просыпалась с чувством дикой любви к чему-то маленькому внутри меня». Моя правая бровь, так часто поднимавшаяся вверх в изгибе осуждения и абсолютного непонимания, теперь оставалась на месте. Задавая вопрос о родах, я понимала, что от моих предрассудков не осталось и следа:

КАТЯ: «Когда пришло время появления малыша на свет, мне было не столько больно, сколько страшно. Очень боялась, я ведь неопытная. Родила благополучно, когда Кирилла принесли и положили рядом со мной, глаз не могла отвести. Он такой крохой был. Маленький, беззащитный. Я поняла, почему мамы так за нас переживают – мы одни у них и росли под их сердцами».

ЕВА: «Рожать было совсем не страшно, я очень долго девочку свою ждала, хотелось скорее её увидеть. В роддоме фотографировалась, в «Инстаграм» выкладывала, там все меня поддерживали. Родить должна была сама, но в последний момент экстренно прокесарили. Ни разу ни крикнула, не скорчилась, не заплакала, но как Женьку увидела сразу в слёзы». Сейчас большинство подробностей из жизни мамы и её дочки можно узнать из социальных сетей, недавно, например, кроха посетила крупный торговый центр. «Всё успеваю. Днем с ребенком сижу, вечером иду развлекаться. Пошла на курсы вождения, мне ведь машину подарили. Скоро вернусь на танцы, с сентября уже на учебу. Денег хватает: родители безумно рады появлению малышки, живут для нас. От государства получили единовременные – 20 и 13 тысяч, сейчас каждый месяц по 9 тысяч выплаты. Безумно люблю свою девочку. С отцом Жени не общаюсь и не собираюсь. Давайте закроем вопрос той семьи, папа тот, кто воспитывает ребенка, а это не про него».

Катя дальше отвечать отказалась, заявив, что ей сейчас не до вопросов. Обратившись к её странице в социальной сети, пробравшись через многочисленные картинки из разряда 18+ и записи, восхваляющие «пустую голову» и алкоголь, я нашла множество фотографий Кирилла с мамой, в компании её друзей и нового ухажёра. В живую я видела Катю с малышом дважды, она просто светилась от счастья! Признаться, эти интервью я брала анонимно. Теперь я знаю, что, несмотря на свой возраст, юные мамы с достоинством справляются со всеми испытаниями, пусть и не всегда идеально, но справляются! Их жизненные дороги очень не похожи. Но все же они обе стараются. Завтра мне предстоит встреча с Евой, ведь на танцы мы ходили вместе. И она сейчас возвращается. Я подойду к ней и искренне пожелаю Жене здоровья, глядя в светящиеся от счастья и любви глаза её мамы.

Рис. с сайта: www.lesyadraw.ru/

Партнеры «Репортера-2015»:



0 комментариев