18 Декабря, Понедельник, 00:26, Воронеж

Илья Варламов: «Метро в Воронеже нужно только вашему мэру»

19 ноября известный блогер-урбанист, бизнесмен и общественник Илья ВАРЛАМОВ встретился с воронежцами. Он раскритиковал идею строительства метро в городе, признался в любви к нашей говядине и накормил пришедших конфетами. Воронежскими.


О том, что Илья ВАРЛАМОВ приедет в наш город, стало известно 13 ноября. «Кстати, очень скоро буду в Воронеже. Много слышал про этот город, но был давно и проездом. Волнуюсь», — написал он в своем твиттере.

До этого блогер несколько раз высказывался и писал о Воронеже. В его ежегодный обзор «новостей головотяпства и разгильдяйства» в 2016 году попал жилой комплекс «Сердце города». По мнению автора, новое здание заняло часть тротуара на оживленной улице Куколкина, предоставив прохожим развлечение на выбор: «разбить голову о бетонный навес, быть облитым из водосточной трубы или протискиваться через припаркованные машины по тропинке шириной в полметра». А в 2012 году блогер написал о набережной Массалитинова, назвав ее «памятником криволапости».

Илья ВАРЛАМОВ пригласил своих читателей в отель AZIMUT. «Я куплю конфет, и только попробуйте не прийти! Поговорим про городскую среду и как сделать наши города самыми городатыми городами в мире. Отвечу на ваши вопросы, расскажу, что знаю. Ивент на ФБ, вход свободный. Но у меня есть опасение, что все не поместятся», — написал он в своем блоге.



Опасения отчасти подтвердились. Слушателей оказалось намного больше, чем стульев в конференц-зале отеля, а на подходах к лифтам образовалась огромная очередь. Тем не менее, все смогли разместиться — кто-то сидя на подоконниках, а кто-то стоя. Встреча началась в 20:00. ВАРЛАМОВ не обманул: принес с собой коробку воронежских конфет и рассказал немало интересного не только о городской среде.



О воронежской говядине и городской застройке

У меня было не очень много времени посмотреть город, но я успел увидеть «потрясающий» жилой комплекс «Ботанический сад». Я думал, что там будут какие-то растения, но нашел всего одну елку. Она чудом уцелела, и, мне кажется, именно в честь этой елки комплекс так и назвали. Рядом есть другой жилой комплекс — «Олимпийский». Самое ужасное, что многие считают его хорошим.

Воронеж страдает теми же проблемами, что и другие города России, но, в целом, выглядит гораздо лучше. Когда я приезжаю в новое место, я всегда задаю себе вопрос: «Могу ли я — теоретически — сюда переехать?». К примеру, в Махачкале или Омске я жить не могу. В Воронеже я увидел много молодежи, новых заведений, все что-то открывают, происходит какая-то «движуха», жизнь. Нет ощущения безнадеги и глухой провинции. Это здорово, сюда можно приезжать и приглашать людей.

У вас классное мясо, с чем я вас и поздравляю! Правда сегодня, придя в ресторан, я увидел там говядину «Мираторг». Где ваш патриотизм? Как можно в Воронеже продавать брянское мясо?



О правильных общественных запросах

Архитектура не позволяет от себя отмахнуться. Мы можем не слушать плохую музыку, не читать плохую литературу, но архитектуру, в отличие от других видов искусства, невозможно исключить из нашей жизни. Она невольно формирует наше сознание, воспитывает нас и наших детей. И здесь есть большая проблема. Мы знаем, что такое качественная еда, благодаря утренним кулинарным передачам. Большинство может отличить хороший автомобиль от плохого. Но если подойти к среднестатистическому человеку и спросить у него, что такое хорошее жилье, он вам покажет на «Ботанический сад».

Люди не понимают, почему один тип застройки — это хорошо, а другой — плохо. Почему нельзя остеклить свой балкон, поменять дверь, почему пластиковые окна — это не круто, почему важно охранять не отдельные здания, а историческую среду города и так далее.

Пока нет запроса от общества, глупо ждать, что власть сделает шаги навстречу. Потому что у власти совершенно такие же люди, которые порой думают, что совершают доброе дело. Я встречался с губернатором Ленинградской области в Выборге, и он мне показывал отремонтированную школу. Я смотрю — а там пластиковая дверь. Спрашиваю его: «Вам не стыдно? Историческое здание 19-го века, а вы ставите эту дешевую пластиковую дверь». Он действительно не понимает, что плохого они сделали: «Но она же современная, красивая. В чем проблема?» Моя мечта, чтобы рано или поздно на федеральном канале появилось утреннее шоу про архитектуру, про городскую среду, где людям смогли бы объяснить, что хорошо, а что плохо. К сожалению, пока нет от населения запроса на нормальную городскую среду. В Воронеже люди хотят метро.

О строительстве воронежского метро

Это невозможно. Метро в Воронеже нужно только вашему мэру. И его можно понять. Если какой-то город успевает «развести» федеральный центр на строительство метро, он получает огромное количество денег, которое будут выделять на протяжении долгих лет. Если это произойдет, вы можете быть уверены, что на десятилетия вперед ваши дети, внуки и правнуки будут строить метрополитен. А в России, кроме Санкт-Петербурга и Москвы, нигде еще нормального метро не построили.

Приведу в пример Омск. Там метро начали строить в начале 90-х, и с тех пор построили всего одну станцию. Какое-то время они даже в колонках включали шум проезжающего поезда. Я долго спорил с мэром Омска господином ДВОРАКОВСКИМ, который, к счастью, уже куда-то исчез. Мы пригласили международных экспертов и сделали аудит всего этого проекта. Им сказали, что метро делать нерентабельно. Они мне отвечают: «Министерство транспорта выделяет нам определенное количество миллиардов рублей из бюджета. Если мы завтра скажем не строить метро, деньги выделять прекратят. У нас куча людей лишится работы».

В Воронеже при нынешнем пассажиропотоке построить метро можно, но оно будет перевозить воздух. За те деньги, которые уйдут на строительство одной ветки, вы можете во всем городе сделать отличную трамвайную сеть с современными вагонами.



О будущем журналистики и СМИ

Развитие технологий кардинально изменило и профессию журналиста, и работу СМИ. Раньше классические массмедиа были необходимым посредником в распространении контента между читателем и автором. Журналист не мог общаться с читателем напрямую, потому что не было таких технологий — чтобы опубликоваться, нужно было прийти в газету.

Сегодня технологии стали необычайно доступными. Чтобы делать рейтинговые интервью, как, например, Юрий ДУДЬ, необязательно идти на «Первый канал».

У моего блога читателей больше, чем у некоторых федеральных СМИ, хотя я работаю один. Люди ведут стримы, снимают на телефон, и все это сразу же идет в интернет. Сегодня журналистика избавляется от сдерживающего фактора в виде посредника. В традиционных СМИ бывает цензура. В интернете, в отличие от традиционных СМИ, пока нет цензуры, а автор получает больше денег.

Я думаю, в ближайшем будущем профессия журналиста кардинально изменится. Мы будем общаться с автором напрямую. Автор будет напрямую продавать аудитории свои знания и талант. Журналистика станет более независимой.

Кирилл ПОНОМАРЁВ
Фото Глеба ОЛЕНСКОГО

0 комментариев