18 Декабря, Понедельник, 19:45, Воронеж

Благословлённый Вольфом Мессингом

В апреле 1974 года в Воронеж приехал человек, предсказавший дату окончания Второй мировой войны и смерть Адольфа Гитлера. В Главном корпусе ВГУ – столпотворение. На психологическом сеансе Мессинг просит загадать комбинацию действий. Для эксперимента из зала встаёт доброволец.


– Подходите ко мне, молодой человек… Загадали комбинацию? – Вольф Григорьевич получает утвердительный ответ, берёт добровольца за руку, — сейчас при помощи силы мысли я воспроизведу её!

Мессинг выжидает паузу… и воспроизводит загаданную комбинацию.

– Верно?

– Нет, – отвечает молодой человек.

По залу прокатывается гул изумления. Дрожащий от напряжения предсказатель смотрит застывшим взглядом на участника эксперимента и просит его повторить. Получив утвердительный ответ, вновь выжидает паузу и называет новую комбинацию.

– Верно?!

Молодой человек смотрит на обливающегося потом старца: дрожащие руки, изборожденное морщинами лицо; он всматривается в каждую его морщинку, натянутую от возбуждения.

– Если бы я тогда ответил честно, – признаётся Александр Тимофеевич Козлов, – его бы там же, на месте, хватил удар…

Теперь участник эксперимента, в свою очередь, выдерживает паузу и… вдохновенно даёт положительный ответ.

После сеанса студент биофака ВГУ Саша Козлов по просьбе знаменитого психотерапевта какое-то время говорит с ним наедине.

– Мы разговаривали около пятнадцати минут, – вспоминает Козлов, – может больше, может меньше – время загадочным образом шло незаметно.

Предмет беседы с Мессингом Александр Козлов до сих пор хранит в тайне. Лишь недвусмысленно даёт понять, что тогда за кулисами Вольф Григорьевич фактически его благословил:

– Он дал мне напутствие, советы, что и как я должен делать в жизни. А ещё отметил, что меня ждёт славное будущее… Верь-не верь, но через несколько лет со мной действительно произошло одно значимое событие.

Какое событие, Козлов также хранит в тайне, но, улыбаясь, говорит, что хорошее.

А спустя полгода после той встречи Вольф Григорьевич Мессинг умер. Остаётся загадкой, почему в тот памятный день легендарному предсказателю не хватило силы его магической мысли, противостоявшей 20-летнему студенту…

Армейская лямка. Козлов - крайний справа

А студента и впрямь ждало серьёзное будущее. Ещё первокурсником он попал на основательную практику в Москву – в Институт проблем управления. Позже стажировался в МГУ. Группа, где практиковался юный Козлов, анализировала поведение насекомых, говоря научным языком – изучала закономерности их адаптации к силе тяжести.

Выписал путёвку в жизнь подающему надежды студенту профессор Владимир Свешников – фронтовик, выпускник биофака МГУ, заведующий лабораторией экологической морфологии. Под его руководством Козлов позже защитит кандидатскую диссертацию.

– Экология человека и экология насекомых, – такое любопытное определение даёт Александр Тимофеевич своему научному направлению, – эти, казалось бы, совершенно противоположные понятия – насекомое и человек – на самом деле очень близки. Мы анализировали поведение определённых насекомых, селившихся в коре деревьев. Парадоксально, но в процессе существования эти насекомые стремились не вниз, к корням, а вверх!

Эти наблюдения позволили Козлову и его команде совершить ряд открытий: в зависимости от ускорения и силы тяжести поведение насекомых меняется самым существенным образом! В 80-х годах это было научной революцией. Козлова – к тому времени младшего научного сотрудника ВГУ – принимает на работу лесотехнический институт.

– Пришёл я туда с деньгами и идеями, – улыбаясь, рассказывает Александр Тимофеевич.

Это был 1987 год. Воронежский лестех открывает на своей базе лабораторию космической биологии и экспериментальной экологии. Возглавил её Козлов. Академия наук СССР выделяет молодому талантливому учёному серьёзные финансовые средства для разработки новаторской темы – Козлов с головой уходит в космическую биологию.

Его «идейным вдохновителем» был известный учёный и военный медик, патриарх космической биологии Всеволод Антипов. Это разработки его научной школы обезопасили космонавтов от радиации, это его небожители благодарно звали «батей». Антипов исследовал адаптации человека к длительной невесомости, а в последние годы был редактором российско-американского труда «Основы космической биологии и медицины».

Александр Козлов (слева) и Всеволод Антипов

Александр Козлов стал продолжателем дела своих учителей Свешникова и Антипова: 5 лет он руководил совместной с московским Институтом космических исследований работой по изучению влияния невесомости на насекомых. Результатом работы стала докторская диссертация, защищённая в Москве, в Институте эволюционной морфологии и экологии животных. Тогда молодого учёного поддержали оба его наставника – оба профессора и оба при орденах. У каждого за плечами были свои, такие разные и такие похожие пути – и учёные, и фронтовые.

В 38 лет Козлов становится профессором. Работы его лаборатории рекомендуются Академией наук СССР для лётных космических экспериментов.

– А ведь была возможность самому полететь в космос! – признаётся Александр Тимофеевич. – Хотел изучать биосферу…

О том, что не попал в космонавты, Козлов не жалеет:

– Обстоятельства не позволили. Жизнь сложилась по-другому. И слава Богу!

У лаборатории Козлова впереди было много планов: изучение поведения насекомых в условиях магнитных полей, разработка лекарственных препаратов для космонавтов… Но жизнь и здесь распорядилась иначе: рухнул Советский Союз, а вместе с ним и отечественная космобиология. Лаборатория – обладательница уникальной аппаратуры, занимавшая в стране 3-е место в научном рейтинге, оказалась не у дел.

Не время было раскисать, и Александр Тимофеевич находит своё место… в Государственной Думе. Казалось бы, что ему делать в далёком от науки аппарате? Но нет, науку Козлов не забыл. Наоборот, искал способы её продвижения – например, в Комитете по нанотехнологиям, членом которого был в 90-е годы. Когда воронежская земля задыхалась от радиационных объектов, Александр Тимофеевич всерьёз занялся проблемами загрязнения своей малой родины.

Совместно с московским Институтом медико-биологических проблем он детально обследовал Левобережный район Воронежа, где возникла катастрофическая обстановка – ведь там разместился целый ряд вредоносных предприятий. Выявляли патологии рабочих и жителей, предпринимали действия по запрету опасных объектов. Но страшнее всего была экологическая безграмотность. С ней Козлов боролся нещадно: читал лекции в вузах и на предприятиях, писал статьи в газеты. Просвещать надо было всех – от рабочих до интеллигенции.

С Георгием Костиным (слева) - воронежским учёным, российским политиком и депутатом Госдумы

Влюблённый в лес Александр Тимофеевич отдал более 20-ти лет Воронежскому лестеху — сначала институту, затем академии, а ныне — университету.

— В наших краях расположены лесные массивы мирового значения, — говорит Козлов, — поэтому я не выбирал — лес выбрал меня сам, определил мою судьбу.

А профессор, в свою очередь, посвятил свою судьбу экологии. От неё, по его мнению, зависит будущее нашей страны. Козлову принадлежит целый ряд теоретических разработок по охране окружающей среды. Им написаны монографии и книги по биологии. Одну из них — о лекарственных растениях — Александр Тимофеевич показывает мне с особой теплотой. Труд этот греет его душу и одновременно печалит:

— В науке бывает всякое — иногда твои заслуги присваиваются другими…

Сегодня экология из науки биологической превратилась в науку социальную. Сегодня не учёные, а общество несёт ответственность за будущее. Задача же учёных — концентрировать общественные силы. Козлов выполнял эту задачу в полной мере — был начальником управления по охране окружающей среды Воронежа. На этом посту снискал авторитет и уважение местных жителей — некоторые даже прочили его в губернаторы Воронежской области…



А ещё Козлова хорошо знают в области потому, что он долгое время вел телепрограмму «Удача!» на воронежском 41-м канале.

— Это программа — гимн нашей природе! — с восхищением отмечает учёный.

Каждый выпуск — это рассказ об удивительном окружающем нас мире. За время существования передачи Козлов исколесил всю область, побывал в каждом уголке удивительного воронежского края. Тысячи жизненных эпизодов накопились в течение съёмок. Александр Тимофеевич вспоминает один из них:

— Однажды мы с директором канала поехали в Аннинский район, надо было отыскать одну интересную постройку. А погода на дворе стояла совершенно нелётная: грязь, слякоть, каша. Директор просит меня узнать дорогу. Я выхожу из машины, вижу — чуть дальше нас стоят какие-то мужики. Подхожу к ним, спрашиваю. А они мне в ответ: «Ой, неужели это вы?! — узнали, значит. — Вот и до нашей глуши добрались!»



Другую поездку — в село Отрадное Новоусманского района — Александру Тимофеевичу напомнило знакомство с отцом Геннадием Заридзе, известным духовным подвижником воронежского края:

— Мы ведь с ним учились вместе. После университета не виделись 30 лет. И вот, я приехал в Отрадное, где он выступал с проповедью. Столпотворение, сотни джипов — люди со всех концов съехались. Я стою в толпе, и вдруг он меня увидел издали и узнал. Сквозь народную массу протиснулся ко мне. Люди окружили нас, смотрят удивлённые. А он громко произносит: «Отойдите все! Дайте с человеком поговорить». Мы общались минут двадцать. На память он мне подарил свою книгу и диски с записями своих духовных кантов под гитару.

С 2008 года Александр Козлов заведует кафедрой экологии и безопасности жизнедеятельности в военно-воздушной академии им. Жуковского и Гагарина. В связи с этим у меня возник вопрос к Александру Тимофеевичу: есть ли у него на новом месте простор для научных изысканий? На что получил ответ:

— Безусловно. Военная наука — особое направление. Оно сегодня поощряется, что меня радует. Так, например, перспективной является разработка беспилотников.

Под Севастополем, в Качинской авиашколе

Наука не стоит на месте, а значит и сама жизнь идёт вперёд. Буквально недавно Александр Тимофеевич наткнулся по телевизору на документальный фильм о Мессинге. Разумеется, заинтересовался. И, как оказалось, не зря:

— На кадрах — старая чёрно-белая съёмка. Вольф Григорьевич ведёт сеанс и держит за руку молодого человека. Вглядываюсь в его лицо — и узнаю себя! Я ведь и не знал даже, что нас тогда снимали на камеру…

Теперь, по прошествии сорока лет, академик Российской академии естественных наук, профессор Козлов с уверенностью может сказать — последнее предсказание Вольфа Мессинга сбылось.



Павел ПОНОМАРЁВ
Фото из архива героя

0 комментариев