8 Марта, Понедельник, 00:23, Воронеж

«Для того и живём, для того и дружим, для того и пишем»

Горячий чай, сладости на маленьком блюдце, уютная комната с большим окном и два человека, которые вспоминают прошлое, говорят о нынешнем, мечтают о будущем. Главный редактор и преподаватель Елена Тимофеева-Саркисян — профессионал своего дела, который воспитал многих журналистов и привел их в эту профессию своим же примером.


Елена Тимофеева-Саркисян — главный редактор молодёжного интернет-издания «Ворон и Ёж» и руководитель кружка по «основам журналистики». Кружок — звучит несерьёзно, и со словосочетанием «основы журналистики» малосовместимо. По средам и пятницам с трёх до пяти — это, скорее, была самая жаркая точка вселенной, где вспыхивали будущие звёзды большой журналистики. Елена Суреновна, дойдя до этого момента, смущённо «цокнет», закатит глаза, иронично хмыкнет. Да, мой друг, так и сделает.

Моё знакомство с ней началось в начале 2018 года, когда Наталья Дашкова, создатель «Ворона и Ёжа», передала издание под её руководство. Решили, что так будет удобнее; юные корреспонденты сразу и теорию изучат, и попрактикуютя.

Моё первое занятие у Елены Суреновны прошло так. Новая группа по «основам журналистики» только формировалась, а на улице была какая-то непогода. Вот и вышло, что в среду я пришла одна. Женщина, которую я видела первый раз в своей жизни, достала из шкафчиков всевозможные печенья и усадила меня знакомиться, да ещё и три сорта чая предложила. Пустой кабинет, все места свободны, два незнакомых разновозрастных человека и неловкость, длившаяся не дольше кипения чайника. Дальше всё как-то развивалось само собой, без наших взаимных усилий: разговоры про взгляды на жизнь, про прошлое и будущее; беседа про музыку и негромкие напевания вслух похожих мелодий. Уже через полчаса мы вспоминали напополам текст песни про столетний дождь, и про то, как «сцепились, хохоча, колечки бед», и даже про то, как «над пропастью весны собрались сны». Слов в нашей беседе было не много и не мало, и паузы не казались неловкими.

Я стала «частить» с посещениями кружка; иногда сверхурочно приходила не в своё время. Мама даже начала надеяться, что я одумаюсь и перехочу поступать в театральный институт. А я ничего не думала себе, я просто ходила и хорошо проводила время. До некоторого момента, конечно. Мне стало не по себе, когда я ближе познакомилась с ребятами, которые пришли в кружок к Елене Суреновне раньше меня. Удивительно для меня было то, что они почти все «горели». На наших встречах, пока закипал чайник, закипали споры о настоящей журналистике. Мои неравнодушные сверстники ходили на занятия регулярно, слушали всю теорию «заглядывая в рот», писали свои первые социально значимые тексты. И каждый хотел стать честным журналистом. Ангелина — сейчас староста нашей первой группы — та ещё с восьмого класса крепко решила пойти именно в журналистику. Чего их туда тянет? Такое рвение было тайной для меня, к которой я хотела приобщиться.

У меня это вышло, кажется, на занятии по профессиональной этике журналиста. Что-то щёлкнуло внутри, когда Елена Суреновна, тихим и спокойным всегда голосом рассказывала волнующие, важные вещи, а именно про «честных» и «нечестных» журналистов. Конечно, это деление преувеличенно, гротескно и иногда не жизнеспособно, но именно так нам и нужно было это услышать; загореться поярче, чтобы гореть увереннее, чтобы не потухнуть в своих убеждениях, чтобы не колебаться между хорошим и плохим.

Сама же Елена Суреновна не относит себя к журналистам, не имеет больших амбиций и, если начистоту, давно разочарована в профессии.

— Сейчас ничего не решается с помощью СМИ. Только народ делается озлобленнее, разучивается слушать друг друга и вести диалог. Все полны вражды, и вражду эту по большей части сеят СМИ. Иногда прямо не хочется вести эту журналистику. Разве что… Говорю себе так; я же учу детей в первую очередь писать, и писать неформатно. Так вот, это важно. Они научатся и будут хорошо писать о том, что волнует их душу. А душу всегда волнуют важные вещи. Вот и будет, возможно, хорошая журналистика. Когда-нибудь,- говорит Елена.

Сама же Елена Суреновна регулярно пишет посты на странице «ВКонтакте»; для друзей, для своих. Записей там много, и больше всего — про обычную насущность, приправленную размышлениями. Там — про всё то, что мы видим, и что при небольшом усилии воли и воображения может нас взволновать. Арбуз, который прокатился по салону автобуса, мыслями переносит Елену Суреновну в Нагорный Карабах, в её семь лет. А корявая ветка за окном не позволяет забывать о смерти. Елена Суреновна — поэт; только стихи не пишет.

А вот нас мотивировала писать. Что может смотивировать? Правильно — конкурс. «Еже-конкурс!» Ежегодный конкурс от «Ворона и Ежа!» с номинациями «журналистика», «поэзия» и «проза». Мы рассылали всем своим знакомым объявления о новом конкурсе, писали сами, творили. Так я первый раз решилась выложить свои стихотворения куда-то в публичное пространство. Елена Суреновна то ли поощрила мою смелость, то ли моё «горение», но я тогда получила из призового фонда (который она же и составляла на свои средства) нарядные сборники Ахмадулиной и Окуджавы. Радовалась, как никогда. И сразу так писать захотелось! Что угодно писать; главное, важное для кого. Тогда я и решила выбрать именно эту профессию — журналист. За одной из наших теплых бесед Елена Суреновна рассказала мне о своих мотивах поступления на факультет журналистики.

— Все были политизированы, 95 год, Листьев. И я была, конечно. Хотелось быть близкой к этому. Правда, ко второму курсу я ушла от общего взволнованного состояния, и поняла, что лично мне интересно другое. Стали записывать с подругой радио-передачи про музыку, музыкантов. Это вот по душе, — вспоминает Елена.

Подруга, с которой Елена Суреновна «просиживала дни в радиорубке» — преподаватель факультета Наталья Гааг, создатель «Радио Навигатора». Елена Суреновна работает во дворце пионеров с 2001 года, или «кучу лет».

— За это время было много выпусков и масса «картонок о дополнительном образовании». Немало ребят поступило на журналистку. С нашего выпуска — несколько человек. «Ваш год был хорошим, мне повезло с вами, и вам друг с другом. Не все такие года. С вами как? Привяжешься сильно, сблизишься, а потом выпускать всех. И опустошение внутри наступает. И набирать не хочется новый курс, и всё кажется не таким, каким должно быть. Приходят люди, тексты не пишут, и руки опускаются. Хочется сказать: «Я же вижу, что тебе не надо; мне тогда тем более. Давайте всё будет полюбовно». Но ничего, начинаешь привыкать ко всем, апатия проходит,- делится Елена.

Мы стоим на улице, смотрим через вечер на оставшиеся огоньки окна дворца и думаем, кажется, об одном и том же. Как же так можно? Так привязываться и так расставаться? Для преподавателей это норма. Но Елена Суреновна, говоря о своих учениках и выпускниках, называет всех друзьями. Цепкое слово; она его и произносит так, как нужно. Глаза чуть заметно щурятся и смотрят куда-то в даль памяти, вспоминая всех прошедших через неё «друзей».

Быть другом Елены Суреновны — это печалиться светлой печалью, ностальгировать, есть её фирменный шоколадный пирог, непременно находить на полке ещё не читанную книгу своего любимого автора. И Елена Суреновна, конечно, даст почитать. Быть её другом — это быть приглашенным к ней домой, рассаживаться близко и тесно, чувствовать себя понятым, и от того — хорошо и хорошим.
«Для того и живём, для того и дружим, для того и пишем!»

Дарья ВТОРНИКОВА
Фото автора

0 комментариев