29 Ноября, Воскресенье, 19:54, Воронеж

Воронежский режиссер рассказала, как поставить настоящий спектакль и не сойти с ума

С чего начать, если хочешь быть режиссером? Нужно ли для этого образование? Что самое сложное в подготовке театральной премьеры? Об этом корреспонденту «P.S.-5 сов» рассказала режиссер пьесы «Аграфия», основатель театрального объединения «Студия 21:24» Наталья Попова.


— У тебя есть театральное или режиссерское образование?

— Профессионального актерского образования у меня нет, училась я на истфаке Воронежского госуниверситета. В детстве мечтала стать актрисой. Но у меня был неправильный прикус, что и остановило мою идею. Потом пришла в студенческую театральную студию «Кот», чтобы раскрепоститься. Случайно начала играть в постановках – нужно было заменить одну актрису. Училась у актрис «Нового театра» Виктории Шаламовой и Марии Конотоп. Была на разных курсах, тренингах, училась по разным актерским системам, например, Николая Демидова, Ли Страсберга. Со временем появился интерес ставить что-то самой.

Потребности в образовании сейчас не вижу, так как уже многие театры, кроме государственных, работают с актерами и режиссерами без «корочек». Вообще, я фанат Виктора Вилисова (театральный критик и режиссер — прим.ред.) и его книги «Нас всех тошнит. Как театр стал современным, а мы этого не заметили». В ней он как раз таки активно выступает против устаревающего театрального образования.

Кстати, все 10 актёров нашей пьесы без профессионального образования. Из них пять человек уже где-то играли, например, Дмитрий Орлов — в том же «Коте», а Евгения Слащилина занималась в юношеском театре «Крылья». Кастинг мы не объявляли, все ребята либо знакомые, либо знакомые знакомых.

— Автор «Аграфии» Никита Дмитриенко – твой молодой человек, по образованию врач. Как у него родилась эта идея?

— Изначально мы были вместе в «Коте». Никита тоже мечтал стать актером или режиссером. В «Коте» поставил первый спектакль «Я, Фейербах», где играла и я. В театре вместе ставили, вместе что-то придумывали, вместе и ушли.

Изначально «Аграфия» – сценарий для фильма. Никите хотелось стать именно кинорежиссером, даже короткометражки снимал. Писал около года, полгода работал над черновиком, еще полгода – над редактурой. В пьесу сценарий для фильма переделали за день: просто сели на кухне и написали все под кофе и печенья.

Поставили все с нуля за три месяца. Сейчас, например, декорации уже доделываем. Всегда говорю, что спектакль складывается мистически. Я работаю в фитнес-центре, где куча свободных залов. Поэтому мы спокойно репетируем в одном из них. Насчет места для премьеры: думали сыграть в «Петровском», но он закрылся, в другом зале протекала крыша. В итоге решили играть в Никитинском театре, где изначально и планировали.

— Что самое сложное в работе режиссера?

— Трудно держать все в голове. Иногда сидела и думала: «Так, сегодня нужно написать музыку, доделать картину на декорации, собрать ребят на репетицию». Было сложно находить общий язык с труппой, но благодаря театральным курсам, которые я прошла, серьёзных трудностей не возникло. Я начала понимать психологию людей: когда вижу, что у ребят что-то не получается, разговариваю с ними. Был случай, когда я проводила пластический тренинг для двух ребят, и они сделали все настолько хорошо, что я решила включить это в спектакль.

Мои театральный кумир — Дмитрий Крымов. Он недавно набирал свой курс в ГИТИСе, хотела попасть к нему, но по определенным обстоятельствам не смогла. В Воронеже нравится как ставит Шаламова (режиссер воронежского «Нового театра» — прим. ред.).

— Ты для «Аграфии» только режиссер?

— Я провожу тренинги для актеров, занимаюсь светом и музыкой, немного выступаю в роли композитора. Я играю на укулеле, в спектакле звучит моя музыка. Мы сами делаем декорации. Они у нас минималистичны: лавка, два куба, стол, вешалка. Локации, которых всего три, будут подсвечены.



— Основная идея пьесы, какая она?

— Смотреть на жизнь трезво, не поддаваться эмоциям. Мы все принимаем много спонтанных решений, не всегда правильных. Можем уехать, оставив семью, как главный герой, а потом понять, что семья-то и была самым главным. Если посидеть, спокойно подумать над какой-то ситуацией, то можно сделать правильный выбор. Никита списывал своих персонажей с реальных людей. Был мужчина, который мог прожить, как хочет, но жил как правильно. Сейчас несчастлив. Так как пьеса про три поколения, то их, наверное, и ждем. Они придут, посмотрят, надеюсь, задумаются о своей жизни.



— А хочется режиссировать кино?

— Я начала ставить спектакль только после того, как почувствовала, что доросла. Для кино я еще маловата. Нужно прощупать все тонкости, углубится в эту тему. Тем более разница между театральным и кинорежиссером – существенная. Первый создает непрерывную картинку продолжительностью час-два, а для кино нужно много коротких кадров. Также различаются актеры: в кино зритель обращает внимание на мимику, даже на минимальный блеск в глазах. А в театре нужно показать чувства и эмоции так, чтобы любой зритель, даже на последнем ряду, увидел, почувствовал. Такая проблема в самом начале была с Георгием Меликяном. Он играл как в кино, пришлось переучиваться.

— Сейчас на сцене часто и курят, и матерятся, как ты к этому относишься?

— Спокойно. Главное, чтобы это разумно смотрелось. Не нужен мат ради мата, а курить – это про заботу о зрителе — есть те, кто не переносит запах сигарет. Конечно, если есть супер вытяжка, которая моментально уберет весь дым, то пожалуйста. Например, у нас один герой по сценарию курит, но пришлось обойтись без этого, а электронные сигареты не хотели использовать. К тому же, на первом ряду у нас будут сидеть люди в возрасте.

— Сама часто ходишь в театры?

— Да, иногда во время спектаклей бывают мысли, что хочу сделать по-другому. Вижу, что герои нераскрыты, что идею доносят не ту, да и не так.



— Есть ли какие-то идеи на будущее?

— У Никиты в мыслях и фильм, и постановка. Но в ближайшее время он хочет написать небольшую пьесу на несколько актеров про девушку-боксера. Мне хотелось бы спектакль, и чтобы в главных ролях были женщины. Сейчас-то у нас актеры в основном – мужчины. Я уже нашла и идею для постановки, и самих актрис. Мне очень сложно заниматься только театром, нужна еще какая-то жизнь, работа. Можно просто раствориться в искусстве, говорить о нем часами, но кругом-то жизнь кипит. Я и Никита не хотим уходить полностью в театр.

Мы бросили все силы на «Аграфию», о следующей постановке даже не думаю пока. Хочется еще отправиться с этой пьесой на гастроли. Например, в Белгород на фестиваль «Наш кислород» в мае.

Справка «P.S.-5 сов»:

«Аграфия» — так называется пьеса и болезнь, при которой человек теряет способность писать, при этом его интеллект и координация рук остаются в норме. В основе сюжета — история трех мужчин, трех поколений одной семьи. Иван – старший, по профессии графолог, всю жизнь провел вдали от родной семьи. Инсульт переворачивает его жизнь и планы, он вынужден осознать все свои ошибки и разобраться, что делать с сыном, связь с которым он давно потерял, и с внуком. Но самая сложная задача – принять свой возраст.

Премьера пьесы состоится 28 октября в 19:30 в Никитинском театре. За билетами обращаться к Наталье.

Алёна ХЛЕВНЮК
Фото из личного архива Натальи ПОПОВОЙ

0 комментариев