13 Августа, Четверг, 14:33, Воронеж

Воронежцы увидели свет "Чернобыльской молитвы"

Прямо перед уходом воронежских театров в онлайн-пространство молодой Никитинский театр показал спектакль «Чернобыльская молитва». Светодиодные декорации, игра актеров, погрузившая зрителей в то нелегкое для страны время и истории жизни людей после катастрофы.


Основная идея спектакля

«Чернобыльская молитва» — это молитва-исповедь простых людей, оказавшихся в тяжелейшей ситуации. Они продолжали выполнять те же привычные для них дела, когда уровень радиации зашкаливал на всех дозиметрах: водить детей в школу, копать огороды в нескольких километрах от Припяти. Беременные женщины рожали детей, которые умирали через несколько часов после родов или жили, но с разнообразными патологиями. Неосведомленность общества и халатность властей повлекли непоправимые последствия для здоровья и жизни десятков тысяч людей. Что чувствовали люди, которые не знали, что рядом с ними и в них самих находится огромная опасность радиоактивного излучения? Как им жить дальше? Об этом и рассказывают актеры Никитинского театра.

О режиссере

Спектакль «Чернобыльская молитва» поставил петербургский режиссер Дмитрий Егоров, главный режиссер «Этюд-театра» в Санкт-Петербурге, до этого возглавлявший Молодежный театр Алтая им. В.С. Золотухина. Отметим, что на счету этого талантливого режиссера около 40 постановок в театрах от Таллина до Барнаула, а на национальную театральную премию «Золотая Маска» за лучшую режиссёрскую работу были номинированы четыре его спектакля.

Декорации и другие сценические решения

Зрительный зал в течение почти всего спектакля находится в полутьме. На задней стене сцены висит большой светодиодный круг. Во время спектакля постепенно добавляются другие световые декорации: дерево, лампы, красные трубки. На самой сцене стоит маленький советский телевизор и транслирует отрезки из фильмов о строительстве Чернобыльской АЭС, о жизни людей в самой Припяти:

«Чернобыльская атомная» (1973/1974 гг., Леонид Автономов)
«Утро атомограда» (1974 г., Владимир Георгиенко)
«Зажги свое солнце» (1976 г., Владимир Георгиенко)
«Цепная реакция» (1978 г., Владимир Георгиенко)
«Причастность» (1982 г., Борис Квашнев)

— Эти светодиодные декорации вызывают множество ассоциаций: и солнышко, и символ радиации, и мишень, и реактор. Художник придумывает пространство, а оно потом уже начинает играть самостоятельно. Каждый сам выбирал себе роль, близкую ему, из монологов книги. Мы смотрели фильмы, которые отрывками вошли в спектакль, целиком. Артисты делали доклады на темы, например, «Что такое радиация?» или «История местности», — говорит художественный руководитель театра Борис АЛЕКСЕЕВ.

Во второй части спектакля, более светлой, актеры использовали множество ламп и других бытовых световых приборов, как символов продолжение жизни и желания тех, кто пережил аварию, выстроить свой домашний уют снова. На актерах во время юмористического эпизода: светодиодные очки и таблички на рубашке. В конце постановки стены завешиваются белым полотном, создавая атмосферу полного погружения в радиационный фон.




— А для меня весь свет на сцене такое же действующее лицо, как и актеры. Это и символ атома, и ослепляющий ужас взрыва, и солнце. Возникает много образов, которые ассоциируются с Чернобыльской катастрофой. Довольно сложно было не впадать, как говорит Митя, режиссер спектакля, в «страдательный падеж», потому что мы, как актеры, не имеем опыта пережитой катастрофы. Наша задача — донести историю до зрителя, а значит, мы ее не переживаем, а рассказываем. Сложно в эмоциональные моменты оставаться невовлеченным, потому что текст очень жесткий, — рассказывает актриса театра Марина ДЕМЬЯНЕНКО.

Маргарита ДУНАЕВА
Фото автора

0 комментариев