19 Сентября, Четверг, 15:29, Воронеж

Как страдания приводят балерин к совершенству

Белая пачка, пуанты и уверенный взгляд — вот что видит зритель, когда балерина появляется на сцене. На самом деле балет — это каторжный путь, который юные ученицы хореографического училища проходят сквозь боль и слезы. О пути балерин рассказала ведущая солистка Воронежского театра оперы и балета, номинант на театральную Премию «Золотая маска» Елизавета КОРНЕЕВА.


О взлетах и падениях


Когда я еще была студенткой, планы у меня были грандиозные. Каждая девочка, учась в хореографическом училище или академии, мечтает стать известной балериной, танцевать главные партии в балетах на известных сценах. Оправдались ли мои ожидания? Думаю, да. Сейчас я — ведущая солистка Воронежского театра оперы и балета. В моем репертуаре есть и ведущие, и сольные партии, и мне это очень нравится. Конечно, всегда хочется большего, и я к этому стремлюсь. После училища я должна была продолжить обучение в пражском балетном колледже, но на последнем курсе у меня произошла серьёзная травма, пришлось долго восстанавливаться. Главный балетмейстер Воронежского театра оперы и балета Александр ЛИТЯГИН взял меня на работу, дал возможность правильно восстановиться и продолжить танцевать.

О самодисциплине


Мне было тяжелее учиться в училище, чем сейчас работать в театре, потому что помимо занятий по специальностям были ещё и обычные уроки, постоянные аттестации, проверочные работы и так далее.
Репетиций в театре больше, мозолей тоже, а диеты — это очень индивидуально. В училище и сейчас я стараюсь просто правильно питаться. Когда возникает проблема с формой, педагоги говорят, что нужно привести себя в должный вид. Есть специальные таблицы роста и веса, но балет — эстетическое, визуальное искусство и в первую очередь нужно выглядеть просто подобающе. Очень часто по весу все нормально, но визуально хочется иметь меньшие формы, или наоборот: вес больше, чем в таблице, но выглядишь ты хорошо.

Когда я знакомлюсь с новыми людьми, они говорят, по мне видно, что я балерина. Не знаю в чем это выражается, я этого не замечаю. Отмечают, что видно по походке, осанке и общему поведению.



О том, без чего балерина — не балерина


Костюмы шьются для каждого выступающего индивидуально. Их подписывают фамилией артиста, но, если кто-то заболел или ещё что-то случилось, могут дать чужой, который подходит по размеру. Априори балетные костюмы дискомфортны. Удобнее, чем тренировочная одежда, нет ничего. Сейчас у меня в основном репертуар, где я танцую в пачках или шопенках (вид юбки). Пару спектаклей я работала в костюме пчелы в балете «Красная шапочка». Танцевать было тяжело: в нем жарко, и шапочка пчелы не очень-то удобная.

Самое важное для балерины — пуанты, потому что если я забыла шпильки или купальник, меня могут выручить коллеги. А вот пуанты — обувь личная, они у меня всегда под рукой. Даже если я забыла нужную пару, в гримерке у меня лежат ещё пять пар. Бывает, что перед выступлением рвется ленточка или резиночка, которые пришиваются к пуанту, и приходится очень оперативно все исправлять.

Грим балерины накладывают себе сами, если он сложный, можем обратиться за помощью к гримеру, который всегда находится в театре. Обычный сценический макияж — это выразительные глаза и губы. Конечно, грим зависит от роли, которую ты исполняешь. Например, в балете «Жизель» во втором акте мы танцуем умерших девушек. Тут не должно быть ярких акцентов. Выбеленное лицо, губы и чуть подкрашенные глаза. В хореографическом училище есть предмет “Грим”, там мы проходим все основы. Ну а дальше фантазия и мастерство. Стандартный сценический грим я делаю за 15-20 минут.

О «Re: форме танца»


К сожалению, у нас в репертуаре мало современной хореографии. Это совершенно другое, нежели классическая. Мне очень нравится исполнять современные балеты, там нет предела совершенству, в них ты больше раскрепощаешься и даёшь волю эмоциям. В фестивале современной хореографии «RE: форма танца» я была занята в постановке «Принцесса Тур’андот», «И ангелы плачут» и «Aheym», из неоклассических постановок я принимала участие в «Бизе-сюита». К этому фестивалю мы очень тяжело готовились: репетировали целыми сутками, каждый день. Иногда репетиции задерживалось до ночи. Но, все закончилось, стало как-то пусто. Нам всем стало не хватать репетиций, общения с постановщиками и всех тех эмоций.



О работе в паре и новом театральном сезоне


В «Корсаре» (спектакле, за который я номинирована на премию «Золотая маска» в категории «Лучшая женская роль в балете» за исполнение партии Гюльнары) в первом акте я работала с Михаилом Ветровым. Дуэт — это непросто. Тут важно дышать в такт, видеть и чувствовать друг друга. Танцевать соло в какой-то степени проще, так как в дуэте ты отвечаешь не только за себя, но и за партнера. Хотя, когда танцуешь дуэт, не так страшно, потому что если что-то вдруг произойдёт, тебя всегда поддержат и помогут выйти из этой ситуации так, что зритель даже и не поймёт ничего. Очень многие артисты сразу расстраиваются, и зритель начинает замечать, что что-то пошло не так. Это выражается на лице и в дальнейших движениях. Все наши артисты-мальчики очень ответственные и сильные. У меня нет ни страха, ни сомнений, что меня уронят или забудут подхватить.



Сейчас я участвую во всех балетах нашего театра. Любимой постановки нет, так как любая ведущая партия становится любимой, каждую партию пропускаешь через себя, начинаешь думать, как своя героиня. Мои самые любимые балеты — «Укрощение строптивой» и «Алиса в стране чудес», мне хотелось бы станцевать их, этих постановок нет в репертуаре нашего театра. Но на новый сезон в нашем театре готовятся две интересные постановки, скоро все опубликуют официально.

О гастролях


Я обожаю путешествовать, это даёт мне вдохновение и силы. Я бы хотела побывать и выступить везде. К счастью, один или два раза в год я езжу на гастроли. Больше всего мне понравилось в Мексике. Это совершенно другая страна, невероятно колоритная. Мы часто купались в океане, ели местную еду, гуляли по достопримечательностям. А последние дни мы провели в Канкуне на берегу океана. Дисциплинировать себя вне дома тяжело. Договариваюсь с собой, что после выступления я смогу полноценно отдохнуть и вкусно поесть.



О каторжном пути балерин


Обычно родители, приводя детей ко мне, сами хотят увидеть результат у ребёнка. Балет — это каторжный путь, который нельзя пройти без боли и терпения. Я разговариваю с детьми, и потом они сами просят, чтобы я их растянула и выучила с ними сложный элемент. Дети разные, кто-то приходит с пониманием, что ему это нужно и важно, кому-то приходится объяснять, для чего все это нужно. Страдания ведут человека к совершенству. Мне очень нравится это выражение, и оно всегда напоминает мне, что все не просто так.



Екатерина ШАМАЕВА
Фото Екатерины СЕБИРСКОЙ и из личного архива героини

0 комментариев