23 Сентября, Понедельник, 12:03, Воронеж

Александр Попов: «Я начал устанавливать у себя дома пандус, когда еще мог ходить»

Региональный учебно-ресурсный центр «Доступная среда». На часах уже шесть вечера. Рабочий день подошел к концу. У порога появляется молодой улыбчивый парень в инвалидном кресле.

— Я Александр, проходи, сказал же, что дождусь, — говорит молодой человек и отъезжает в сторону, давая мне пройти вперед. – Сейчас чай принесут, ты, наверное, замерзла пока шла ко мне. Пей, а то заболеешь. Чуть позже я проведу для тебя экскурсию по нашему центру, а после мы обо всем поговорим.

Александр Попов – директор регионального учебно-ресурсного центра «Доступная среда», победитель конкурса Молодежных лидеров Воронежской области «DUX-2015». Помимо развитых интеллектуальных способностей Александр не обделен и простыми положительными человеческими качествами, такими как доброта и забота. Не случайно, именно такие люди становятся победителями многих конкурсов.

***
— Вы уже достаточно давно занимаетесь расширением доступной среды для людей с ограниченными возможностями, скажите, за счет чего существует ваш центр?

— В прошлом году мы наладили собственное производство полного цикла всей тактильной продукции: вывески, таблицы, указатели, мнемосхемы. Кроме нас некому этим заниматься, поэтому пришлось серьёзно об этом задуматься, и вот уже сейчас мы начали распространять свою продукцию не только в Воронежской области, но и в Тюмени, Липецке, Москве… Поставляем разное оборудование, получаем гранты, делаем проектные работы.

— Служба сопровождения людей с ограниченными возможностями здоровья – это новый проект?

— Относительно да. Мне бы очень хотелось, чтобы люди с ограниченными возможностями здоровья не замыкались в себе, старались как можно больше выходить из дома, посещать разные события, заведения, которые им интересны. Однако сделать это не всегда возможно, потому что физически не каждый сможет добраться до места назначения. Именно поэтому мы запустили этот проект. Там работают ребята, которые помогут спуститься из дома, посадят в специально оборудованный автомобиль, довезут до объекта, побудут вместе с человеком там, помогут, если необходимо, и привезут обратно.

— Чем оснащены такие автомобили?

— Мы установили в машины аптечки, тонометры, глейкометры, коляски, раскладные пандусы, трости, ходунки и так далее. Причем нашими услугами могут пользоваться как люди со слабым зрением, так и люди с опорно-двигательными проблемами, в том числе и передвигающиеся на колясках. Пока у нас есть две машины: одна возит меня, а другая Любу, мою сотрудницу. Когда мы на работе, у водителей есть время, чтобы перевозить ребят, которым это необходимо.

— А у вас давно инвалидность?

— У меня миопатия, мышечная атрофия. Диагноз начал развиваться с 17 лет, и постепенно мышцы начали уходить. Я прекрасно понимал, к чему это идет, и был готов к тому, что скоро сяду в коляску. Все началось с того, что у себя дома я начал делать пандус. Его устройство заняло у меня три года. Ты даже представить не можешь, с каким трэшем мне пришлось столкнуться, пока я пытался его сделать. После этого, как раз, я и понял, что это очень серьёзная проблема, с которой сталкиваюсь не я один.

— Получается, пандус вы начали устанавливать, когда еще стояли на ногах?

— Да, когда я уже не мог выехать на работу, когда пришлось из-за этого даже закрыть свой бизнес, потому что увидел, что без моего присутствия падает эффективность, растут сроки, я начал заниматься ремонтом квартиры, адаптировал дом под себя. Установил поручни, а потом принял решение что-то делать с подъездом, пока еще есть силы, пока могу ходить по стеночке. Вот, кстати, магия какая-то: у меня полностью отказали ноги, и в эту же неделю доделали пандус.

Александр Попов, центр "Доступная среда"

— Это, наверняка, серьёзное психологическое потрясение…

— Да. 1 мая 2013 года я впервые выехал на улицу за достаточно долгий промежуток времени, поехал в «Олимпик», позвонил своим друзьям и сказал, что я на улице, на что они ответили: «Оооо, Попов, наконец-то!» А вообще было очень сложно. Это очень серьёзный психологический перелом. Очень важна, кстати, поддержка. Если бы такой человек, как я сейчас, пришел бы к тому, что был в 2013 году и сказал: «Слушай, ничего страшного не произойдет. Ну, перестанешь на автобусах ездить, тебя будет машина возить, а как ты пахал, так и будешь пахать». Нужно подхватывать людей после травм, подхватывать еще на больничной койке, показывать варианты, как жить дальше, давать пример.

— Как это сделать?

— Нужно, в первую очередь, вытаскивать человека из дома: в кино, театр, парк, на всевозможные прогулки. Необходимо, чтобы человек привык к своей новой жизни, чтобы человек перестал чувствовать себя ущербным, чтобы самооценка перестала падать. Нужно вовремя сказать: «Ребят, ну, ничего страшного не случилось! Просто немного изменились условия игры!»

***
В ходе разговора Александр отвлекается на звонок по Skype. На том конце провода его мама, которая переживает, когда же, наконец, сын закончит работать и приедет домой. Молодой человек улыбается, успокаивает взволнованную маму и возвращается обратно.
— А вам никогда не хотелось плюнуть на все и устроить себе внеплановый отдых?

— Дело в том, что у меня не получается отдыхать больше трех дней. Если меня вытащить в санаторий, я начинаю потом выставлять лежаки по линейке, наводить порядок. Кажется, словно мне свыше дается какая-то энергия. Конечно, бывают моменты, когда уже доходишь до ручки, спина начинает бунтовать: эй, давай-ка уже отдохни.

— Работаете ли вы над какими-либо новыми проектами?

— Готовим. Надеемся, что получится. Суть нового проекта заключается в том, чтобы ребята на колясках смогли посещать все события, которые им по душе, чтобы они смогли бывать в любимых местах, как можно чаще и как можно больше. Как правило, есть два сдерживающих фактора: невозможность доехать до места и дороговизна тех мест, куда они хотят попасть. Мы планируем сделать так, чтобы колясочники посещали события либо с бесплатным сопровождением, либо с платным сопровождением, но бесплатным посещением спектакля, фестиваля, выставки, концерта…

— Один сдерживающий фактор уже отпал, так как у вас работает служба сопровождения. Как планируете поступать со вторым?

— Мы хотим, чтобы организации самостоятельно бронировали места для таких ребят. Необходимо также создать координационный центр, чтобы узнавать, где есть места, а где уже нет. Очень надеемся, что данный проект осуществится, потому что многим ребятам необходимо социализироваться. Общество должно видеть, что есть такие люди, и вот они здесь, они будут здесь постоянно и никуда не денутся. Люди на колясках должны стать привычным явлением.

Александр восторженно рассказывает про каждого человека в своем центре, про деятельность и планы в целом. Кажется, он может говорить о своем деле сутками напролет, не отвлекаясь на внешние раздражители.

***

По стенам центра развешаны мнемосхемы, таблицы, планы, фотографии объектов. Александр готов рассказывать про каждую.

— Не могу не похвастаться, вот это первая в стране мнемосхема, которая включает в себя план территории и внутренние помещения. Вот смотри, заходит человек на территорию и видит перед собой четыре разных входа, и он, конечно, теряется и не понимает, где нужный ему специалист. Для того, чтобы избежать лишних ходьбы и вопросов, мы сделали эту мнемосхему.
— Как она работает?

— Человек, благодаря тактильным ощущениям, если у него плохое зрение, ориентируется намного легче и понимает, куда ему нужно идти, чтобы попасть на прием. То же самое касается и ребят с проблемами слуха, с проблемами опорно-двигательного аппарата.

Александр подъезжает к холлу центра и обращает моё внимание на результаты его работы. Здесь и двухуровневые вешалки, и поручни по стенам, и магнитная доска, на которой прикреплена полезная для посетителей информация, и разноцветные стены, углы которых выкрашены в коричневый цвет, чтобы человек с плохим зрением увидел угол и не ударился.

— Не верится, что это все сделали вы…

— Да, когда мы сюда въезжали, здесь была трехкомнатная квартира. Провели полную реконструкцию помещения. Заменили двери, потолки, полы, электрику, отопление, окна, расширили проемы. Туалет и ванную комнату мы совместили таким образом, что здесь теперь больше места. Есть поручни, под раковину можно спокойной подъехать на коляске, повернуть, как тебе удобно зеркало и даже вызвать помощь, если вдруг стало плохо. Вода включается автоматически, так как мы поставили сенсорный кран. Здесь есть даже тактильная мнемосхема санузла для тотально невидящих ребят. Сначала они прощупывают мнемосхему, понимают, что и где находится, а потом уже идут, куда им нужно.

— Из трехкомнатной квартиры вы сделали такой модернизированный центр. Окупились ли затраты?

— На обустройство центра ушло два с половиной миллиона. Знаешь, есть такая замечательная фраза: «Если очень захотеть, то мир тебе это даст». Примерно так и получилось. Во-первых, в прошлом году впервые в области появилась новая программа, по которой на трудоустройство человека на коляске выделялось 500 тысяч рублей. Мы устроили троих, в том числе и меня. Вот уже полтора миллиона. Во-вторых, в прошлом году мы продавали оборудование (таблички, схемы и т.д.) и на нём заработали порядка 600 тысяч рублей. В-третьих, Саше Попову пришлось занять недостающую часть денег, чтобы вложить в центр. Вот теперь Саша Попов пытается их вернуть.

— Но вы же должны получать какую-то прибыль уже сейчас?

— Мы получаем. Но наша деятельность – это яркий пример социального предпринимательства. Деньги, которые мы зарабатываем, пускаем на функционирование системы, решение остросоциальных проблем.

— Когда вы говорите «мы», имеете в виду свой коллектив?

— Да, вообще в моей команде работает немало людей. Я, кстати, считаю, что со мной должны работать слабослышащие и слабовидящие ребята, чтобы проникаться и очень хорошо понимать людей, которые к нам приходят. Работу такие сотрудники будут подбирать как для себя, потому что, как никто другой, понимают проблемы и сложности, с которыми сталкиваются эти люди. С большой радостью хочу отметить, что люди к нам, действительно, идут. У нас начали появляться волонтеры-тренеры, которые проводят мастер-классы для наших ребят.

— В чем заключается работа такого тренера?

— Они проводят тренинги для работодателей по работе с людьми, имеющими инвалидность. Люди имеют возможность получить всю необходимую информацию по законодательству, по типу инвалидности, по правилам оказания ситуационной помощи. Так же мы проводим интерактивы: здоровых людей сажаем на коляски, например, или даём им трость и закрываем глаза, погружаем их в состояние глухоты, слепоты, отсутствие пальцев на руках, конечностей. Если интересно, потом даже можешь попробовать.

— А с ребятами, которые заинтересованы в получении работы, тренинги проводятся?

— Конечно. Некоторые из них никогда не работали, поэтому мы стараемся дать им все первичные навыки. Ну, так называемый, курс молодого бойца. Как писать резюме, сопроводительные письма, как вести телефонные переговоры, как вести себя на собеседованиях, как встраиваться в коллектив и т.д.
***

— Вы все время работаете с ребятами, у которых есть инвалидность. Скажите, готовы ли они переступить через себя и взяться за работу?

— По большей части, конечно же, да. Но многие из них абсолютно не социализированы. Общество, а в особенности родители, воспитывают в детях беспомощность, которая с годами все больше и больше развивается. Начиная с того, что родители все делают за них.

Александр Попов, центр "Доступная среда"

— У вас, наверняка, очень много планов на будущее?

— Да, планов действительно много. Например, мы хотим создать единую карту доступности, которая постоянно будет обновляться. Такой карты в Воронеже, к сожалению, нет, и чтобы инвалиду понять, куда можно доехать, где ему могут помочь, приходится тратить много времени. Вот с появлением такой карты эта необходимость пропадет. А вообще у нас очень много планов, и я точно знаю, что все они осуществимы!

Беседовала Дарья ВАСИЛЬЕВА

0 комментариев