26 Мая, Пятница, 08:37, Воронеж

Победа - одна на всех

Май 2017-го. Центр села Прохоровки. Мы находимся за ограждениями, а перед нами разворачиваются бои: реконструкторы воссоздают кровавые события Великой Отечественной войны...


Война никак не вписывается в мирный майский день. Да, стреляют. Да, танки. Да, военная форма… Но для нас это всего лишь игра — игра до тех пор, пока взгляд не встречается со взглядом ветерана. Из глаз старого солдата текут слезы. «От ветра…», — пытаюсь оправдать «невоенное» настроение и… замираю. «Я видела эти глаза! На черно-белом фото прошлого века в стареньком деревенском доме». Словно живой, стоит мой прадед — спокойный, красивый, с грустными задумчивыми глазами… Такими же, как у незнакомого мне ветерана. «Простите», — вырвалось у меня само собой. С чувством глубокой вины за недостаточное внимание к памяти и солдатам Великой Отечественной. Я смотрела на окончание развернувшегося под мирным прохоровским небом «боя» и мысленно говорила с дедом, который был реальным участником событий, переломивших ход войны.

Рядовой Федор Елисеев был призван на фронт в 43-м. В Берлине встретил долгожданную весеннюю красавицу-Победу. Говорить много о войне не мог.

— Старые военные фотографии, награды, тёмный костюм, в который он всегда облачался 9 мая, да губная гармошка – вот, пожалуй, и весь отцовский военный «арсенал», сохранившийся в мирное время. Казалось, забыл старый солдат о кровавом побоище, выбросил все воспоминания из головы — и возвращаться к ним не намерен… Если бы не глаза! — это его старшая дочь рассказывала. Не успела я героя узнать. Но дети его поведали мне то немногое, чем поделился с ними отец.

Свою войну дед Федор узнал совсем юным парнишкой. Когда в их родное село пришла Красная Армия, вместе с нею и ушел на фронт. Прохоровское поле стало его первым полем битвы. Сухо, аскетически вспоминал дед о горящих танках, объятых пламенем и дымом, о земле, издававшей человеческий стон и усеянной погибшими товарищами…

Дедушка не стеснялся говорить о страхе, который наши бойцы испытывали на войне. Да, страх был. Но с ним боролись и его побеждали — кто смертью, кто подвигом, кто ранами… Поднимались из окопов и шли в бой с одной пулей, шли, потому что земля, на которой они растили хлеб для своих детей, была истоптана фашистской нечистью. О танковом сражении в Прохоровке сказано много, немало снято фильмов… Но для меня эта страница нашей истории навсегда останется в памяти как первый бой прадедушки, который признается позже своим детям, что именно там его юношеские вихры покрылись серебристой сединой…

Наша армия шла в наступление. Вместе с ней к неминуемой уже победе шел мой прадед Федор. С боями, потерями, пядь за пядью, очищая землю от врага. Не много воспоминаний посвятил дедушка военным событиям, больше рассказывал о том, как жили люди в Венгрии, Польше, Австрии, Чехословакии, Болгарии, Румынии. Запомнил хлебороб аккуратные улицы, ухоженные домики. Вернувшись домой, мечтал и в своем хозяйстве навести такой же порядок. Советских солдат встречали добром. В Праге в одном из окрестных домов дед сделал надпись: «Идем на Берлин!» В конце 80-х эту надпись прочитала его дочь, побывавшая в чешской столице. О Великой Победе дедушка говорил, как о невесте. Ее ждали настолько сильно, что когда она пришла, казалось, остановится сердце от радости. Но радость была недолгой, и о том, что война все еще простирает свои кровавые щупальца на теле земли, напомнило известие: спустя два дня после объявления о Победе под Брандербургскими воротами погиб младший брат прадеда — Василий. И тогда стало понятно — война не окончена… и не будет ей конца. Многие ветераны спустя десятки лет признаются, что все еще не вернулись с поля боя, все еще стреляют по ночам из автомата в ненавистного врага, все еще ощущают запах пороха и крови на своих ладонях… Мой дед остался солдатом Великой Отечественной войны до последних дней своей жизни. За вестью о смерти брата прилетело известие о гибели мужа старшей сестры Марии, оставшейся с пятилетней дочерью на руках. У средней сестры Александры война тоже отняла мужа. Ее сын так и не увидел отца. Кормильцев потеряли многие семьи. Беда постучалась в каждый советский дом. Но надо было жить и очень много работать… Чтобы сделать родное село вновь цветущим, а людей счастливыми.

Рядовой Федор Елисеев вернулся домой. Женился на молоденькой хрупкой Зиночке. Вместе они воспитали четырех детей, помогли встать на ноги внукам…

Умер герой за месяц до моего рождения. После обследования в больнице, куда дедушка попал с обширным инфарктом, оказалось, что на сердце старого ветерана четыре рубца, оставшихся после перенесенных на ногах инфарктов. Болеть было некогда.

Недавно, перебирая домашний архив, мы наткнулись на награды прадеда, много наград – военных и мирных, — трудовых. Среди них медали «За отвагу», «За взятие Берлина». Со старой большой фотографии на меня смотрел мой прадед, мой герой. И я готова взять в руки доступное мне оружие, чтобы отстоять мир на своей земле. Это оружие – ПАМЯТЬ. Я буду ПОМНИТЬ. Мы будем ПОМНИТЬ, передавая правду о великой битве за свободу нашего Отечества своим детям и внукам. И если потребуется, мы отстоим эту правду с настоящим оружием в руках под знаменами наших дедов-победителей. Ведь у нас с ними ОДНА ПОБЕДА, ОДНА НА ВСЕХ.

Людмила ФИЛАТОВА
Фото из семейного архива

0 комментариев