22 Мая, Среда, 15:46, Воронеж

Work или Travel

Студент ВГУ уехал на лето в деревушку, расположенную на севере Америки, где работал официантом в ресторане при отеле за 6,5$ в час. Через месяц его уволили, выданная «Work and Travel» виза перестала действовать, а в кармане осталась сотня баксов. Тогда он «нелегалом» отправился в путешествие через половину страны, проехал 50 часов на автобусе до Сан-Франциско, ночевал в организации «Красный крест», подрабатывал грузчиком и снимал жилье у русского эмигранта в самом дорогом городе США.


Русский акцент

Мы встретились с Кириллом после четырёх месяцев его пребывания за океаном. До этого он никогда не летал на самолётах, немного скептично относился к Штатам, а в нашу последнюю встречу перед его отъездом вообще сказал, что не хочет покидать Воронеж на целое лето.

— Больше всего меня удивило, что в «Сан-Фране» (Сан-Франсиско, — прим. автора), да и в других городах есть куча иностранных кварталов, китайских или русских, где вывески на зданиях даже не дублируются английским языком. То есть, если ты попадаешь в такой азиатский квартал, то абсолютно не понимаешь, где находишься. Ну, а если квартал русский, то обязательно наткнешься на магазин с вывеской «Продукты», либо «Вино, водка, хлеб» и тому подобное. Кстати, в Америке очень много русских, настолько много, что иногда я боялся заговорить на родном языке. Потому что сразу же подлетал какой-нибудь чокнутый соотечественник со словами «О-о-о, земляк!» и непременно начинал диалог. Русские в Америке повсюду, и не только в отдельных кварталах.

В Сан-Франциско я снимал дом у русского эмигранта, который недавно потерял жену и два месяца после этой трагедии только и делал, что курил марихуану. Это был его способ медитации, что ли. Множество эмигрантов устраиваются на простые работы, вроде посудомойщика, таксиста или грузчика.

Концлагерь для эмигрантов

— И всё-таки, почему тебя уволили?

— Скорее, я сам уволился. Или, правильнее сказать, захотел, чтобы меня уволили. Дело было вот в чём: я оказался на севере Америки, в штате Висконсин. Агентство «Work and Travel» поселило меня в небольшую деревушку, где полно эмигрантов. Русских, украинских, турецких. Деревня находилась вдали от «цивилизации», до ближайшего магазина нужно было добираться автобусом больше часа. Я бы назвал это концлагерем для эмигрантов. Мне предоставили работу в небольшом ресторане при отеле. За 6,5$ в час я разносил блюда по номерам. Дни почти не отличались один от другого. С утра я пропадал на работе, а вечером мы вместе с другими приезжими студентами пили пиво и слушали русскую музыку. Там я познакомился с девушкой из «Сарика» (Саратов, — прим. автора). Её звали Катей. Почти всё свободное время я проводил с ней. Так прошёл целый месяц. Приближался день моего рождения. Я всё чаще стал думать, что летел через океан не за тем, чтобы сидеть в безлюдной деревне, где нет ничего, кроме леса. Тогда я стал отлынивать от работы. Просыпаясь утром, я писал своему начальнику в «Facebook», что сегодня мне нездоровится, поэтому я никак не могу выйти в свою смену. Так продолжалось некоторое время. В конце концов, меня уволили. Вместе с Катей мы решили отправиться в путешествие. Поскольку у нас почти не было денег, мы решили поехать в самый дорогой город США — Сан-Франциско. Не знаю, о чём мы думали, но тогда это казалось крутой авантюрой. Мне оставалось дождаться два дня, пока Катя до конца отработает свои смены. Проблема была в том, что после увольнения меня выселили из хостела, то есть находиться там мне было запрещено. Тайком я стал ночевать на полу в комнате у Кати. В день, когда мы собирались уезжать, я случайно встретил своего начальника. Она явно удивилась: «Ты еще здесь?!» После чего стала кричать и буквально выпихивать меня из хостела! Нас с Катей выставили на улицу с вещами. Все жители хостела наблюдали за этой сценой. Думаю, весёлое получилось представление. Кстати, это был мой день рождения. Я стоял на дороге, Катя сидела рядом на чемодане. Под ногами валялись рюкзаки. У каждого из нас в кармане было чуть больше сотни баксов. Так началось наше приключение.



«Я мечтаю, чтобы Путин захватил Америку и правил нами»

— Мы сели в автобус до Чикаго. Наш путь лежал к юго-западному побережью озера Мичиган. Там мы должны были сделать пересадку до Сан-Франциско. Весь путь занял около 50 часов. Мы пересекали Америку, и я впервые почувствовал себя по-настоящему счастливым. Время в дороге летело незаметно. Можно было есть, читать книги, слушать музыку или разговоры других людей. Тех, кто так же, как и мы, путешествовал. По дороге до Чикаго нам попались какие-то либерально настроенные оппозиционеры. Они шумели и спорили о политике. Я понял, что они критиковали Трампа. Не очень понял, за что именно. В США, кстати, немало людей, которые поддерживают Путина. Однажды я болтал с таким. Он мне сказал: «Я мечтаю, чтобы Путин захватил Америку и правил нами».

В Чикаго нам повстречался мужчина, который занимался каучсёрфингом (онлайн-сервис для предоставления друг другу помощи и ночлега во время путешествий, — прим. автора). Его звали Бен. Я бы сказал, это был самый странный человек на нашем пути. Из-за нелепых юношеских усиков в свои 30 он выглядел на 18. Чуть выше усов располагалась огромная как маяк родинка. Но все это было ерундой по сравнению с его манерой без конца шмыгать носом. Я спросил: «Это какая-то болезнь? Вы болеете?» На что он ответил мне: «Нет, это просто привычка. Я делаю так с самого детства».

Мы пытались узнать у него про ночлег (автобус в Сан-Франциско был только на следующий день), он рассказывал нам про каучсёрфинг. В паузах между своими историями он поднимал глаза и спрашивал: «Вам что, нужен ночлег?». Так повторялось несколько раз. Казалось, он издевается. В конце концов он сказал: «Сегодня я не могу вас впустить к себе домой, но у меня есть решение. Я работаю в организации «Красный Крест», у нас есть офис, где вы могли бы переночевать. Это незаконно, поэтому не попадайтесь на глаза охране. Второй и четвертый этажи вместе с крышей будут в вашем распоряжении. На первом и третьем находится охрана, туда вход для вас воспрещён».

Когда мы попали в офис, то сразу же отправились на крышу. Ночь была тёплой, а ночной город завораживал своей красотой. Но у нас была «миссия»: сходить в душ и при этом не попасться на глаза охранникам. Я пошёл первым и управился минут за 15. Затем в душ пошла Катя. Её не было около часа! Я стал волноваться. Оказалось, что она заблудилась и попала именно на третий этаж. Туда, где сидела охрана. Однако всё обошлось, она чудом сумела ускользнуть от них. Перед сном я слышал их голоса и шаги, но был слишком уставшим, чтобы испугаться. Проснулись мы уже поздно утром, когда в здании были люди. На нас никто не обращал внимания. Мы взяли вещи и вышли через парадные двери.

«Мне хочется быть добрее к людям»

— В конце концов мы добрались до Сан-Франциско. Там оказалось очень холодно. Настолько, что я даже не почувствовал лета. Денег у нас совсем не осталось, но мы смогли договориться оплатить жильё в конце месяца. Это был тот самый русский эмигрант, про которого я уже рассказал раньше. У него был шикарный дом. Особенно по сравнению с тем местом, которое называлось нашим хостелом. Я стал «шабашить» грузчиком и получать 10,5$ в час. В какой-то момент я очень устал, мне захотелось домой. После того, как мы оплатили жильё, осталась ещё пара недель до отправления домой. Мы ночевали на пляжах и там же купались — в этих кабинках, где люди обычно смывают с себя соль океана. Я жил как битник и чувствовал себя битником!

Уже по дороге домой у меня была пересадка в Лондоне. На паспортном контроле темнокожий мужчина в форме взглянул на мои документы, поднял на меня глаза и выдал на русском языке с забавным акцентом: «Привет, братишка!»

— Как считаешь, поездка повлияла на тебя?

— Я стал чувствовать себя смелее. Раньше я постоянно думал, как на меня посмотрят люди. Теперь мне всё равно. Мне просто хочется быть со всеми в хороших отношениях, быть добрее. Нам постоянно помогали люди в нашем путешествии, теперь я открыт, чтобы помогать им.

Лина ХАННАНОВА, Илья МАКАР
Фото из архива героя публикации

0 комментариев