22 Ноября, Среда, 04:49, Воронеж

"Вошёл" в историю. Как стать красноармейцем и альпийским стрелком в XXI веке

Первокурсника Воронежского промышленного колледжа Игоря БУЛАВИНЦЕВА еще в детстве интересовала история. Особенно близка оказалась нашему герою тема Великой Отечественной войны, которую в течение вот уже нескольких лет Игорь предпочитает изучать на практике.




– Расскажи о своем хобби. В чем суть военно-исторической реконструкции?

– Военно-историческая реконструкция достаточно давно появилась в России. По сути, это своеобразный способ изучения истории, исторического события или исторического периода, при котором воссоздаются быт, обычаи, события какого-либо исторического момента. Существует великое множество направлений: Древний Рим, Средневековье, Первая мировая война, Вторая мировая война и т. п. Конкретно я занимаюсь Великой Отечественной войной, реконструирую рядового солдата пехоты Рабоче-крестьянской Красной армии и альпийского стрелка дивизии «Тридентина» из состава итальянского экспедиционного корпуса в России (который был уничтожен в боях на территории нашей области в далеком 1943 году). По архивным документам, фото- и киноматериалам тех лет, сохранившимся до наших дней оригинальным предметам снаряжения и одежды создаётся комплект униформы, полностью соответствующий настоящему. Процесс собирания долгий и кропотливый и связан с большими финансовыми вложениями. Чем экзотичнее армия и выбранный период, тем сложнее и дороже на неё «пошиться». Комплект может стоить от пяти тысяч рублей до бесконечности. Хотя, если руки растут откуда нужно, можно обойтись и более скромными суммами, изготавливая некоторые предметы самому. Как только комплект собран, реконструктор отправляется на соответствующие его периоду мероприятия, которые в большом количестве проходят как в России и СНГ, так и в дальнем зарубежье. Такие фестивали собирают от 100 до 2000 участников, огромное количество зрителей и могут длиться от одного дня до целой недели. Все это время люди живут в условиях, копирующих проживание настоящих участников реконструируемого события: живут в палаточных лагерях, казармах, блиндажах, при этом во время фестиваля максимально ограничивается использование современных предметов быта. Рацион питания также не обойдён вниманием: полевые кухни, еда из котелков, консервы… такое погружение в историю называют «living history», живая история.

Но реконструкцией быта не ограничиваются. Самое зрелищное – это реконструкция эпизода сражения. Здесь используются, в зависимости от масштаба фестиваля, авто и бронетехника, артиллерия, авиация, поезда, кавалерия и даже небольшие суда. При этом зрелище изобилует огромным количеством пиротехники. Участники стремятся своим видом, поведением, антуражем сделать реконструкцию максимально похожей на настоящие события.



Наш город большой, соответственно и реконструкторов в нем так же много. По моим подсчетам, в Воронеже нас примерно 300 человек. Возраст разный: от 16 лет и до глубокой старости. Но в среднем это 25-40 лет. Обычно такие мероприятия приурочены к годовщинам событий и проходят на тех же самых местах. Городские бои за Сталинград реконструировали на заброшенном заводе в центре Волгограда, оборону Брестской крепости – в ее же стенах. Но бывают и исключения. Например, исторические клубы из Сибири у себя реконструировали бои за Чижовский плацдарм, – рассказывает Игорь.



– Как часто ты занимаешься реконструкцией? Сколько времени посвещаешь своему хобби?

– Все упирается в свободное время и финансы. Если оба этих пункта позволяют, то непременно еду. В среднем в год получается посетить 8-15 мероприятий, из которых около четырех проходят у нас в городе и области.
С этим увлечением я познакомился случайно. Как-то лет десять назад наткнулся в сети на фотоотчет одного московского клуба с прошедшей реконструкции и с тех пор «заболел темой». Я с детства люблю военную историю. Но книги порой сухи и не дают тех впечатлений, которые доставляет реконструкция. Что толку смотреть на фото, на котором запечатлены, например, красноармейцы, преодолевающие многокилометровый марш зимой? Пройдя пять километров в полном походном красноармейском снаряжении по снежной целине, начинаешь по-другому смотреть на участников тех далеких событий. Не с шаблонным почитанием ветеранов, которое нам вложили в детстве, а именно с настоящим восхищением и уважением к ним. Задумайтесь, как можно жить месяцами в земляных норах зимой в поле, где нечем разжечь костёр. Попробуйте проехать несколько километров по раскатанной вдрызг полевой дороге на «полуторке». И сразу придёт понимание того, каких сил стоило людям пережить и победить.
Книги и музеи не дадут такого понимания. Наглядно покажут — да. Проинформируют — да. Но не дадут прочувствовать на себе. Это меня и зацепило в военно-исторической реконструкции.

София ВОРОНОВА
Фото из личного архива Игоря БУЛАВИНЦЕВА

0 комментариев