21 Сентября, Пятница, 15:06, Воронеж

Корреспондент ТАСС Ольга ДОБРОВИДОВА: учёные - фантастические твари или няши?

9 декабря в рамках конкурса «Импульс» корреспондент научной редакции ТАСС и портала «Чердак» Ольга ДОБРОВИДОВА провела лекцию «Фантастические твари и где они обитают: как журналисту работать с учёными?». Можно ли писать о физике, если вы гуманитарий, и как это делать, чтобы не нарваться на праведный гнев научного сообщества?


Учёные vs. журналисты, или порочный круг коммуникации

Один из некоммерческих фондов, занимающийся свободой слова в Штатах, провёл интересное исследование. В нём выяснилось, что ученые доверяют журналистам в значительно меньшей степени, чем религиозные деятели, военные или бизнесмены. Сейчас эта ситуация меняется к лучшему, но медленно, и на это есть причины.

Лучше всего это объяснил научный журналист Эд ЙОНГ в 2012 году. В очередной раз наблюдая, как учёные и журналисты спорят, кто из них не прав, он придумал такую схему:



Как видно, хороших журналистов раздражают плохие учёные, а хороших учёных — плохие журналисты. При этом хорошие учёные и хорошие журналисты злятся друг на друга, потому что забывают о существовании плохих учёных и плохих журналистов. А «плохим» всё равно – они в баре. В комментариях к этому тексту очень много уточнений о том, что хорошие учёные и хорошие журналисты тоже в баре. Но, видимо, сидят за разными столиками. Нам нужно обязательно вырваться из этого замкнутого порочного круга, перестать рассуждать о плохих учёных и журналистах и сосредоточиться на коммуникации между «положительными героями».

Что мешает хорошему журналисту и хорошему учёному создать хороший текст?

Это происходит по совершенно логичным, закономерным причинам, в которых никто не виноват. Это просто встреча разных миров. Я считаю, что ответственность за связь между ними лежит на журналистах.

Представьте: вы с другом потерялись в торговом центре, у вас нет возможности связаться, и вы знаете, что он будет вас искать. Что нужно сделать? Если вы будете ходить, и он тоже, вы друг друга не найдёте никогда. Поэтому вам нужно встать на каком-то одном видном месте и смотреть по сторонам. Так же и здесь. Если вы будете исходить из того, что построить коммуникацию – задача журналиста, а не учёного, шансов на успех больше. Хотя бы потому, что вас этому учат, а людей науки — почти нет. Особенно если мы говорим о российских реалиях. Как правило, учёные не получают никакой выгоды от того, что они хорошо общаются со СМИ – им не дают новые гранты, не увеличивают финансирование. И поэтому они воспринимают эту коммуникацию как нагрузку, как затраты, которые никак не компенсировать.

Главный конфликт между журналистом и учёным чаще всего возникает из-за того, что оба в этом диалоге привыкли контролировать свой текст. Учёный создаёт научную статью и отвечает за то, что там написано. Журналист привык абсолютно к тому же. Поэтому основная претензия хороших учёных к хорошим журналистам в том, что журналисты написали не так, как учёным нравится. У таких учёных начинаешь допытываться, спрашивать: «Где ошибки?». Выясняется, что всё корректно, но учёный написал бы иначе.

Как найти выход? Так как вы пишете журналистский текст, а не научный, у руля именно вы. Учёный имеет полное право настаивать на том, чтобы его слова, особенно в прямой речи, были переданы без искажения. Но полностью контролировать подачу вашего материала он не может. На этом приходится просто деликатно настоять. Да, вам интересно мнение учёного, вы благодарны за то, что он помогает вам создать текст высокого качества, но это ваша публикация, а не его.

Есть практическое различие в том, как работают хорошие журналисты и хорошие учёные. Оно связано со временем. Хороший учёный работает долго, ведь прогресс в науке постепенный, пошаговый. Одно исследование может длиться пять, десять лет или даже всю научную карьеру. Журналисты, по сравнению с этим, работают очень быстро. Даже несколько месяцев работы над крупными текстами — всё равно более быстрый темп. А в новостях вообще космические скорости. Поэтому, когда вы просите учёного быстро что-то согласовать, вам нужно настаивать на том, что быстро – это не через неделю. Имейте в виду, что вы живёте в разных темпоритмах.

Учёные избегают категоричных высказываний. Исследователь никогда не скажет вам, что курение вызывает рак. Он скажет, что в такой-то популяции людей, такого-то возраста курение сигарет в таком-то количестве каждый день приводит к существенному увеличению риска развития онкологических заболеваний лёгких (что такое «существенное», тоже будет оговорено). Учёные привыкли так рассуждать. Но когда вы пытаетесь перенести это из научных статей в среду общественной коммуникации, возникают две проблемы:
Во-первых, для научного сообщества неопределенность — естественная вещь, а для «не учёного» означает, что учёный ничего не знает. Во-вторых, есть люди, которым выгодно, чтобы естественная неопределённость стала очень большой и искусственной. В нашем примере это продавцы сигарет. Задача журналиста – помнить, что «может быть» учёного и «может быть» в повседневной жизни – разные вещи.

Учёные не любят упрощать. Им кажется, что любое упрощение приводит к потере смысла, которая становится критической. А журналист вынужден упрощать, потому что у него нет сорока страниц, где можно с графиками и диаграммами объяснить, что сделали учёные. В этом никто не виноват. Это несоответствие нужно принимать, как дождь или снег. Это естественно, с этим ничего нельзя сделать, но к этому можно подготовиться.

Почти все учёные – НЯШИ

Вот что я думаю об учёных на самом деле. Тут есть такое уточнение – почти все. Откуда оно происходит? Учёные – тоже люди, они не прибыли к нам с другой планеты. Среди них тоже есть лжецы, безответственные, тщеславные люди, которые склонны преувеличивать свои достижения. Но, по моему опыту, подавляющее большинство учёных, особенно российских — няши. Это замечательные люди. При этом они не привыкли к тому, что на них смотрят восторженно. Они не чувствуют себя теми самыми рок-звёздами, которых сейчас в них видят. Популяризация науки развивается очень быстро, но для большинства учёных это где-то в будущем. Если они ощущают, что вы видите в них няшу, то начинают вести себя соответствующим образом.



Неважно, насколько ученый успешен. В няш с одинаковой частотой превращаются и аспиранты, и нобелевские лауреаты. У последних есть приятная черта: им уже не надо никому ничего доказывать. Как правило, они уверены в себе и не чувствуют необходимости защищаться.

Так вышло, что за последний месяц я встретилась с двумя нобелевскими лауреатами. Недавно в Российскую экономическую школу приезжал обладатель «нобелевки» по экономике Эрик МАСКИН. Ему 65 лет, он небольшого роста, всегда улыбается, говорит очень медленно, обстоятельно. То, что он такой милый дядечка, похожий на вашего соседа, никак не отменяет того, что он ведущий учёный в своей области и делает совершенно фантастические вещи. А второй нобелевский лауреат подошёл ко мне в британском посольстве на конференции по поводу изменения климата. Я стояла скромненько, а он спросил: «Вы, наверное, тоже здесь никого не знаете?». Я говорю: «Нет, я знаю вот этих людей. Меня зовут Оля, я журналист, а вы чем занимаетесь?». Он отвечает: «А я Костя, физик». Физик Костя – это выпускник Московского физико-технического института Константин НОВОСЁЛОВ (лауреат Нобелевской премии по физике, член Лондонского королевского общества — прим.авт.). Насколько я знаю, он всегда представляется Костей. Это тоже свидетельство того, что человеку вообще ничего больше не надо доказывать никому.

Изучай, благодари, интересуйся — как раскрыть в учёном няшу

Всё начинается с «домашней работы». Обязательно почитайте, где учился ваш собеседник, какими темами он интересуется, какие интервью уже давал. Обычно я сравниваю это с тем, как вы, например, с кем-то знакомитесь на конференции, заходите в «Фэйсбук» или «Вконтакте» и начинаете смотреть, что человек постит. Вы узнаете полезные детали, которые потом ненавязчиво сможете вплести в разговор. Таким образом очень легко произвести на учёного первое впечатление и растопить лёд.

Любое общение надо начинать с благодарности. Когда вы звоните по телефону, обязательно говорите: «Большое спасибо, что уделили мне время». Если учёный пишет вам первый – говорите спасибо за письмо. Человек чувствует, что вы ему благодарны, и то, что он делает – важно.

Пытайтесь как можно искреннее заинтересоваться работой учёного. Даже если это очень сложно и непонятно на первый взгляд. Пытайтесь относиться к этому, как к какому-нибудь розовому единорогу, который прошёл бы сейчас за нами. Вы не понимаете, откуда он взялся, но это поразительно.

Если вы не чувствуете такого по отношению к конкретному учёному, у вас есть два пути:

1) «Fake it till you make it» («притворяйтесь, пока это не станет правдой» — прим. авт.). Это реально работает, потому что наука – страшно интересная вещь. Даже в таких неподатливых, неблагодарных для популяризации дисциплинах, как математика, можно найти что-то удивительное. У вас даже может появиться чувство, что математики – небожители.

2)Возможно, вам не нужно общаться с этим ученым. Мы говорим о больших форматах. Возможно, это не ваш герой, такая вероятность есть, но это экстренный выход. В случае, если вы приложили все усилия, но извлечь идею из происходящего не получается, можно вежливо попрощаться.

Просите, чтобы вам показали, а не рассказали. Чтобы с вами походили по лабораториям, взяли на полевые исследования. Это проще, чем кажется. Учитывая опыт Екатерины ЕРЁМЕНКО, которая сняла фильм «Озеро Восток. Хребет безумия», попасть можно даже на антарктическую станцию, куда женщин не берут. Я, например, рассчитываю, что этим летом мне удастся съездить в Якутию. Если вам интересны научные репортажи и очерки, я бы советовала внимательно относиться к полевому сезону. В нашей стране это конец весны, лето и начало осени. Учёные часто недоступны для комментариев в это время, потому что они, например, в Якутии собирают комаров, изучая вечную мерзлоту.

Всегда используйте приём «Правильно ли я поняла, что..?», когда учёный говорит сложную непонятную фразу. Нужно относиться к тому, что вы поняли, как к тому, что вы в итоге напишете. Вы достигаете этим двух целей. Во-первых, репетируете свой текст в присутствии учёного, чтобы не допустить ошибки в воплощении и получить интересные метафоры. Во-вторых, переносите ответственность за понятное объяснение с учёного на себя. Грубо говоря, «это не ты не умеешь ничего объяснять, поэтому я не понял. А это я ничего не понял, потому что я журналист, а не учёный». Мы не притворяемся дураками. Мы играем роль своей же аудитории – умные НЕспециалисты. Это люди, которые не потратили 6, 8 или 10 лет на изучение определённой области. На самом деле журналисту, который пишет о физике, лучше не быть физиком. Он не будет упускать те моменты, которые могут стать непонятными для аудитории. Когда вы говорите с учёным на одном языке, очень легко забыть, что вообще-то это — язык науки, а не язык ваших читателей.

Надейтесь на лучшее, готовьтесь к худшему – это общий девиз в общении с учёным. Надейтесь, что он сам вам расскажет всё как на духу, что его не надо будет допытывать вопросами и просить объяснить один и тот же термин по 10 раз. Но готовьтесь к тому, что это всё не так, и что в последний раз человек писал НЕ научный текст в школе про «Войну и мир». И то, может, списывал.



Что делать, если ученый не хочет с вами разговаривать

По моему мнению, существует три способа договориться об интервью с ученым, который вас заинтересовал, но не идет на контакт.

Первый — это путь лести. Скажите, что вам его исследование кажется важным и очень интересным, и вы хотите, чтобы о нем знало как можно больше людей.

Еще вы можете объяснить, что ученый может использовать вашу публикацию в отчете по гранту. Российские научные фонды любят отслеживать, что происходит с исследованиями, которые они поддерживают, получают ли они отклик в СМИ.

Третий способ — работа со страхами спикера. Когда ученый говорит, что у него нет времени, скорее всего, он думает, что интервью займет целый день и вы оторвете его от работы. Попробуйте ему изложить ваш план действий. Я обычно сразу говорю ученым, что я отниму не больше 40 минут времени, позвоню, когда им будет удобно, а все дополнительные вопросы мы сможем решить по электронной почте.

Для большинства российских ученых интервью — до сих пор волнительный момент. Некоторые дают его первый раз в жизни. Стоит объяснить, например, что не будет видеосъемки. А то у нас же некий стереотип есть, что журналист — человек с камерой. Люди сразу думают про телевидение. О том, что в интервью для онлайн-СМИ можно 10 раз переписать свои цитаты, если понадобится, ученый может даже не догадываться.

Если же человек не поддается — может, не время и не место, и он еще созреет. Если вы будете с ним вежливы и закончите разговор с отказом от интервью на нейтральной ноте, ученый может про вас вспомнить, когда ему понадобится журналист.

Встреча с плохим учёным: на научное сообщество надейся, а сам не плошай

Существуют плохие учёные, которые подделывают данные, обманывают в публикации. Поэтому, например, большинство серьёзных научных журналов требуют, чтобы учёные раскрывали свои конфликты интересов. Например, учёный пишет статью против прививок, потому что ему платят люди, которые хотят засудить производителей вакцин.

Если вы случайно или намеренно оказались рядом с плохим учёным:

Записывайте все ходы, сохраняйте все записи. Плохой учёный может обвинить вас в клевете. Помните о том, что вам в какой-то момент могут устроить «подлянку».

Ваша задача не заклеймить учёного, не пытаться его пристыдить. Вы – не авторитет для этого человека. Эту задачу будет решать научное сообщество. Вы должны рассказать и показать, что он сделал и почему он считается плохим.

Исходите из баланса сил, особенно когда они не равны. Когда вы, например, пишете о сотруднике и его начальнике, не занимайте ничью сторону открыто. Но помните, что тот, у кого меньше силы и рычагов давления, находится в чуть менее защищенном положении. На его точку зрения стоит обратить чуть-чуть больше внимания. Это как в делах между банком и заёмщиком. Государство обычно становится на сторону заёмщика, так как положение изначально считается неравным. Банк может написать 40 страниц мелкого текста, может использовать финансовую математику, которую человек не знает.

Не становитесь плохим журналистом. Не обманывайте учёного, даже если он плохой. Есть «звёздочка» в этом правиле, касающаяся журналистских расследований, когда ваша цель — изобличить кого-то. Но даже в этой ситуации нельзя искажать контекст, приписывать ученому слова, которые он не говорил.

Анастасия ЕЛФИМОВА
Виктория МОРОЗОВА
Анастасия ПАЛИХОВА
Фото из официальной группы конкурса «Импульс» «Вконтакте»

0 комментариев