18 Декабря, Понедельник, 00:22, Воронеж

Воронежский режиссёр Эл Эрсбурн создаст кинематографическую Вселенную

Как из архитектора Елены Родиной превратиться в создателя коротких и полных метров Эл Эрсбурн, режиссёр театра и кино рассказала корреспонденту «P.S.-5 сов» за чашкой чая



— Елена — прекрасное имя, почему же вы себя называете Эл?

— Ой, эта история такая длинная! Когда я училась в Японии, в 2000 году я получила грант японского правительства. У нас было много девушек с именем Елена: я, моя подруга, ещё одна студентка. И я всем твердила, что моё имя пишется с буквы «Э» — я Элена. С тех японских времён меня и окрестили Эл. За границей легче работать с таким именем. Когда я работала с китайцами, им очень нравилось, что у меня такое короткое имя, запоминающееся. Русские имена очень трудно произносить.

— Расскажите про ваше образование. Вы учились на режиссёра?

— Моё образование началось здесь, в Воронежском архитектурно-строительном институте (ныне ВГТУ – прим. автора). Училась на архитектора, потом поехала в Санкт-Петербург защищать кандидатскую, тогда мне было 26 лет. Значит, 6 лет я училась на архитектора, 3 года в аспирантуре — уже 9 лет. Затем получила грант японского правительства и была зачислена в университет Японии, где проучилась год — итого 10 лет. Училась в Берлине в частной академии, а также в университете на факультете теории истории журнала, но здесь не отучилась, а закончила я International Grammar School по специальности режиссёр театра.

— Вы знали, чего хотели или просто пытались найти себя в той или иной сфере?

— Моя жизнь изменилась после того, как я поехала в Японию и там начала снимать кино. И мой профессор сказал: «У тебя лучше получается снимать архитектуру…», — это был первый толчок. Второй — когда я во время работы в летнем центре оказалась в списках погибших после случившегося там пожара. В нём дотла сгорело моё портфолио. И я восприняла это как знак свыше.

Начался поиск себя, работа в сфере искусства, фотографии, коллажах — в общем, писала, читала, искала. Смотрела очень много фильмов и мне понравился режиссер Rainer Werner Fassbinder. Я в него влюбилась, то есть не в него, а в его работы. И я поехала в Германию. Пыталась поступить в школу театральной режиссуры, но никак не могла сдать немецкий: там требуют высокий уровень знания языка. Так закончилась моя архитектурная карьера и началась режиссёрская. Но я до сих пор нахожусь в стадии обучения, всю жизнь нужно учиться, чтобы чего-то достичь.

— С какими странами сейчас сотрудничаете, снимая фильмы?

— Разрываюсь на две страны, но сейчас больше хочу передать те знания, которые получила, родному городу Воронежу и всей России. Молодое поколение должно развиваться, для этого я здесь. Полнометражный фильм у меня про Голлербаха, все остальные — короткометражки. Много в стиле ренессанса. Я поняла, что для меня главное — задавать вопросы, даже если на них нет ответа. Внимание общества всё равно привлекается.

— Как вы познакомились с Сергеем Голлербахом?

— На фестивале российского документального кино, организованном Мариной Адамович, в Нью-Йорке в 2016 году. Я к нему подошла. Он разговаривает на русском языке, проживает в Америке, а учился в Германии. А найти человека в Америке, который учился в Германии очень сложно, ну просто зачем учиться и уезжать из Германии.

— А как вы с ним пришли к съёмкам фильма «Сергей Голлербах: Голая Правда»?

— Когда Ласунский Олег Григорьевич, его друг, и я были в Нью-Йорке, мы созвонились, и Олег Григорьевич сказал: «Ты должна снять о Сергее фильм потому, что никто не снимал об этом человеке». Я загорелась этим желанием, сняли фильм и завоевали «Золотой Жан-люк» за лучший документальный фильм.

— Как вы справляетесь со всеми нюансами съёмочного процесса самостоятельно?

— Я до последнего буду что-то делать сама, пока меня не убьют. Если ранят, я буду кому-то говорить что сделать за меня. Многое не удается, но стремлюсь. Одной очень сложно, хотелось бы себе постоянную команду, которой можно было бы доверять. Многие приходят с мыслью обогатиться, когда видят, что мне всё удаётся. Некоторые даже шантажировали. А вот воронежцы отреагировали хорошо на то, что я снимала фильм, идея которого напомнить горожанам о событии, произошедшем 13 июня 1942 года в Воронеже (гибель детей в Саду пионеров в результате внезапной бомбардировки немецкой авиации). Через этот ужас фильм также ставит задачу раскрыть положение брошенных, бездомных и больных детей в регионе сегодня. Можно сказать, фильм построен на волонтёрах и работе моей с моими помощниками. Фильм называется «Воронеж: 13 июня 1942» (рабочее название: «Воронеж: Легенда 13 июня 1942). Буду очень рада, если найдутся люди, которые смогут быть со мной постоянно.

— Что хотите снимать в будущем?

— Что-то связанное с комедией. Или хочу поднять какой-то философский вопрос, который затронет окружающих. Может быть, что-то связанное со Вселенной.

Анастасия РОЗОВА

0 комментариев