17 Сентября, Вторник, 03:56, Воронеж

Через тернии в Артек

«Per aspera ad Artek»… С названием четвёртой смены не прогадали: для медиаволонтёра путь в Артек, а особенно через него, действительно оказался нелёгким. О том, как с нуля научить детей журналистике за три недели, в материале «P.S. — 5 сов».


Каждый год Лига юных журналистов проводит конкурс для детских медиаобъединений, по итогу которого можно выиграть коллективную путёвку на одну из смен лучшего детского центра России. Ребята, выбранные объединением для поездки, занимаются по образовательной тематической программе «Детский медиахолдинг «Артек». Кроме общеартековских занятий, они изучают основы журналистики на семинарах и освещают происходящие в детском центре события на портале «ЮНПРЕСС». Наставники ребят — это волонтёры и педагоги, приехавшие в Артек со всей страны, чтобы поделиться профессиональным опытом. Как правило, волонтёрами становятся студенты, обучающиеся по нужному профилю. Для них Артек предоставляет бесплатные проживание и питание. Как вы могли догадаться, упускать такую возможность я не стала.

Воронежскому объединению «Ворон и ёж» посчастливилось отправиться на четвёртую смену, традиционно посвященную космонавтике. Итак, 6 апреля из Воронежа выдвинулись восемь ребят и я. Кто-то из школьников ещё ни разу не пробовал себя в роли корреспондента, но это не освобождало их от ответственности. За смену мы обязательно должны снять несколько видео и написать тексты буквально обо всём, а особенное внимание уделить событиям от партнёра смены — госкорпорации «Роскосмос».

Конечно, я переживала: вдруг у меня не получится выполнить все задания и наладить контакт с ребятами. Но огромным плюсом было то, что я была не одна. Мой коллега — Глеб Заря, студент Владивостокского университета экономики и сервиса, который тоже вёз делегацию детей из Приморского края. В отличие от меня, Глеб был в Артеке неоднократно: и ребёнком, и вожатым на медиафоруме. На его помощь я очень рассчитывала.

И не прогадала. Глеб стал для меня проводником в артековский мир и отличным коллегой. С его лёгкой руки к концу смены я знала все артековские песни, которые он напевал по пути.



По порядку с момента, как Глеб встретил меня с автобуса из Симферополя.

1. Я не думала, что Артек настолько огромный. Это целый маленький город, в котором два главных принципа. Во-первых, успевать на дежурный автобус, иначе придётся идти пешком, преодолевая бесконечные горки, спуски и ступени. Во-вторых, не забывать с собой артековский пропуск.



2. Гостиничный корпус «Адалары». Как правило, волонтёров поселяют именно там. И пожалуй, это единственное здание в Артеке, куда ещё с момента постройки не добрался ремонт. Текущий кран и сквозняк — то, с чем приходилось жить. Но комнатка всё равно стала для меня родной, и прощаться я не хотела. Кстати, Глебу повезло больше: его поселили в новом корпусе «Ландыш», где летом живут дети. И я не могу сказать точно, где проводила больше времени: у себя в «Адаларах» или «Ландыше». Я быстро научилась подделывать подпись Глеба для журнала входа-выхода.

3. Оставив чемодан в номере, мы отправились на ужин в столовую лагерей «Хрустальный» и «Янтарный». Кормят в Артеке отменно. Всегда есть несколько блюд на выбор. К тому же, кушали мы с видом на горы и море. И несмотря на большие физические нагрузки, за время работы я набрала пару килограммов.



Первые два-три дня смены, пока длится заезд, самые лучшие в жизни артековского волонтёра. Потому что нет работы. Это свободное время нужно не упустить и попутешествовать по южному берегу Крыма, иначе потом придётся несладко…



Работали мы в детском лагере «Хрустальный»: туда определили наш медиаотряд. 27 детей из Воронежа, Приморья и Башкирии. Младшему ребёнку — 11 лет, старшему — скоро 17. В основном ребята оказались активные и замотивированные на работу, и большая разница в возрасте не помешала.

А главной проблемой было то, что детям совсем не хватало времени на выполнение заданий. Монтировали и писали в ночь. Как-то раз мальчик пообещал вот-вот скинуть видео, загружающееся на диск, но видимо ребёнок так и уснул перед компьютером. Волонтёры подобной роскоши позволить себе не могли: монтировали за детьми и проверяли тексты до упора, иногда до 2-3 ночи. Артековский завтрак частенько проходил мимо нас…

Нужно отметить, что проблемы были только у журналистов. Волонтёры других направлений спокойно отводили занятия и могли отправляться покорять ялтинские места отдыха.

Первое задание, которое мы получили, — это взять интервью у гостя из «Роскосмоса». Блин традиционно оказался комом. Интервью-то получилось, но сразу после публикации посыпались сообщения от представителей госкорпорации. Ночной кошмар любого журналиста, или мой первый рабочий день в Артеке:

«Публикацию нужно срочно удалить!!!»
«С. А. просто в гневе!!!»
«Что вы творите???»

К сожалению, сохранение имиджа организации всё же оказалось чуточку важнее обучения и творчества детей. Игровой заголовок пришлось сменить, а все последующие тексты согласовывать. К слову, С. А., как сказал он сам, всё-таки не был в гневе и ужасе. Через первую неудачу мы перешагнули быстро и, что самое важное, всё-таки отстояли публикацию ребёнка. Следом в списке заданий появилось новое интервью.

В гостях у Артека — Пётр Дубров, член отряда космонавтов. Через пару лет должен состояться его первый полёт в космос. Но пока он весь день рассказывал ребятам истории из своей жизни. Заметно, что к вечеру он сильно устал — встречи с детьми, сотни вопросов и просьб сфотографироваться. Но отпустить его без интервью никак нельзя.

Работа продолжалась достаточно гладко. Всего-навсего нужно по десять раз в день написать детям, чтобы они не забыли скинуть материал, и именно сегодня, без отговорок. Мы были настойчивы, но один материал выбить так и не удалось.

Следующая странность: это работа с пресс-службой. Или за пресс-службу. Мы так до конца и не поняли. Каждый раз нас просили поснимать побольше кадров и синхронов, а то мало ли что. Если синхроны у детей получались плохо, нам всегда давали об этом знать. Как будто это можно изменить или одним махом сделать из детей Юру Дудя. Первой, кто получал наш же материал, была именно пресс-служба. Забавный факт: ничего из отснятого, кроме одного видео, мы так и не обнаружили на ресурсах Артека. Даже материал, который мы сделали конкретно по просьбе пресс-службы, разбудившей нас с утра.



Что касается семинарских занятий, то всё было весело и хорошо. Однако учить людей действительно сложно. Открытием на занятиях для нас стали младшие дети. Они, без преувеличения, будущее журналистики. Поняла я это, когда 12-летний мальчик спросил, можно ли написать расследование «почему в столовой Артека не хватает бутылочек с водой на всех».



Из приятного: своим главным достижением я считаю репортаж девочки Сумбуль. Она с радостью взялась за освещение открытия смены в лагере, но уже в процессе испугалась ответственности. Боялась, что не справится, и просила заменить её кем-то другим. Естественно, такой поблажки ей никто не сделал. Чёткая установка, придётся смочь — и всё тут. По итогу ребёнок раскрылся и вырос на глазах. На всех последующих занятиях девочка была самой активной и радовала результатами.



Кстати, так Сумбуль описывает смену:

— Помимо школы и артековских мероприятий, наш отряд занимался журналистикой. Волонтёры учили нас азам этой профессии. Мы начали с небольших интервью с соотрядниками, а по итогу уже беседовали со звёздными гостями лагеря. На протяжении смены перед нами стояла важная задача: освещать события, происходящие в лагере и всём центре. Мы писали заметки, снимали сюжеты, общались с разными людьми. Финальным итогом нашей работы стала большая ТВ-программа. Это был невероятный опыт. Каждый из нас смог попробовать себя в разных жанрах, выйти из своей зоны комфорта. И с нами всегда были те, кто нас учил и давал профессиональные советы.

Глеб любит Артек всей душой. Хотя далеко не всё в нашей работе его устраивало, о смене он отзывается так:

— Артек для меня — это, прежде всего, дети, благодаря которым и создаётся атмосфера радости, счастья, позитива. И, конечно, это большое поле для деятельности, где можно творить. Впечатления от работы журналистом офигенные! Естественно, возникает много трудностей, но это скорее плюс, ведь так ты учишься их преодолевать. Обучая детей, я сам набираюсь опыта в профессии и в педагогике.

К слову, работа могла оказаться ещё сложнее, но нам повезло. И администрация лагеря, и вожатые отряда без проблем доверяли нам детей и отвечали на все вопросы.

Завершилось пребывание в Артеке работой над итоговым пресс-показом и восхождением на гору Аю-Даг.

Итоговый пресс-показ проводится совместно с Артек медиа — площадкой, где дети из журналистских отрядов самого Артека освещают события. Для пресс-показа из всех отснятых видеороликов мы сделали телепрограмму с детьми-ведущими. Разумеется, делали её не иначе, как до трёх ночи.

За конечный продукт было не стыдно, но всё-таки конкретно пресс-показ я предпочла бы забыть. Главным конфузом стало то, что в нашем ролике и ролике лагеря «Лазурный» оказался один и тот же синхрон, предоставленный нам пресс-службой за другие материалы. Да и как оказалось после, в самой телепрограмме немало ляпов, поэтому я вам её не покажу.

А восхождение на Аю-Даг — это традиция Артека. Ни свет ни заря дети вместе с вожатыми отправляются покорять вершину. Если взять у подножия камушек и положить его на вершине в общую кучу других, то у тебя сбудется желание. К тому же, легенда гласит, что на горе живёт гномик Абсолют. Когда в Артеке абсолют (тихий час), то гномик спускается вниз, гуляет и поёт песенки. Но ближе к делу.

Выход детей на Аю-Даг был намечен на 4 утра. После почти бессонной рабочей ночи мы подумали, что покорить высоту в этот раз не удастся. Но не тут-то было. Ведь вообще не ложиться спать, чтобы увидеть весь Артек с высоты птичьего полёта — замечательная идея. Глеб, покорявший Аю-Даг неоднократно, пообещал, что подниматься будет легко: там удобные тропинки, рассчитанные на детей.

Конечно, это оказалось неправдой. Вместе с другими волонтёрами мы карабкались по скалам. В какие-то моменты мне казалось, что я либо умру, либо останусь на Аю-Даге навечно. Когда я достигла заветные 572 метра, я познала цзен. Внутри меня было абсолютное умиротворение и желание заснуть прямо на лоне природы.



Спускаться оказалось проще, но страшнее. На обратном пути солнце уже встало над морем. Это было последнее утро, проведённое всеми вместе в Артеке. Через несколько часов Глеб с детьми из Приморья уехал домой. Дети рыдали, и мне тоже было тоскливо.



Вечером все лагеря встретились на закрытии смены на Артек-арене. Интерактивный образовательный спектакль отправил артековцев в космическое путешествие, где они познакомились с тайнами рождения Земли. Надо сказать, по красочности шоу не уступало Олимпиаде.

Традиционно закрытие завершилось церемонией роз: на прощание мальчики дарят девочкам цветы. Это самая трогательная часть, на которой невозможно сдержать слёз.

Следующим утром я и рыдающие дети уехали домой. Мне было очень грустно прощаться с Артеком. Это отдельный волшебный мир, в котором никогда не ждёшь опасности, даже если после работы возвращаешься домой ночью. Не всё из рабочего процесса оказалось гладко, но я бы обязательно поехала ещё. Единственное, о чём я жалею, — что не побывала в Артеке ребёнком. За 21 день дети приобретают невероятные эмоции и опыт, которые остаются с ними на всю жизнь. Очень трогательно то, как под мерный шум поезда они рассказывали друг другу, как изменились за смену.

После дороги в ушах ещё долго стоит детский возглас «Артековец сегодня — артековец всегда!»

И когда из-за пропусков долги по учёбы наступают на пятки, особенно сильно хочется вернуться в мир детства, радости и моря.




Софья КВАСОВА
Фото автора, Глеба ЗАРИ и Рината БАТЬКАЕВА

0 комментариев