27 Сентября, Воскресенье, 03:19, Воронеж

Быть или не быть «Петровскому»?

Администрация книжного клуба Петровский 29 июля сообщила о его закрытии. Концерты, выступления творческих коллективов и лекции теперь проходят с пометкой «Последний», а воронежцы активно обсуждают в фейсбуке варианты по сохранению клуба. Почему это закрытие было неизбежным и можно ли сохранить Петровский — рассказали общественники.



Владелец Петровского Геннадий Чернушкин прокомментировал ситуацию для «Вести Воронеж»: «Главная причина – не коронавирус, а наша «любовь» к чтению, цифровизация и этап развития страны. Коронавирус был только одним из поводов. Я оптимист, поэтому надеюсь, что заведение, подобное книжному клубу, будет открыто заново. Кем-то, как-то и когда-то. Мне очень жаль».

Он добавил, что даже если «массово скинуться на клуб, он просуществует ещё пару месяцев, а затем проблемы вернутся», поэтому требуется постоянное финансирование.

— Клуб никогда не был прибыльным, это правда, а зарабатывали мы, в основном, на концертах и кафе. Решение о закрытии не спонтанное. Мы и раньше пытались повысить окупаемость, но не все, к сожалению, любят читать книги. Пандемия внесла существенную лепту в нашу работу: событийное направление у нас затихло, и мы понесли от этого большие убытки — прокомментировала ситуацию директор Петровского Анна ШУРХОВЕЦКАЯ для «Вести Воронеж».

В тот же день, когда появилась новость о закрытии клуба, 29 июля, в фейсбуке была создана группа «СОХРАНИТЬ ПЕТРОВСКИЙ», где общественные активисты, творческие деятели и все неравнодушные жители Воронежа начали предлагать варианты помощи книжному клубу.

Мы поговорили с несколькими участниками и основателями группы о закрытии Петровского (далее — КПП).

Виктория ЧЕРНИКОВА, доцент кафедры социологии и политологии ВГУ


— Я ходила туда регулярно. Приятная книжная атмосфера. Можно было встретиться с грамотными людьми, пообщаться в кафе. Для проведения открытых лекций использовали пространство Петровского в различных проектах. Там не было случайных людей, аудитория всегда была мотивированная и настроенная на диалог. Ещё там можно было найти книги, которых не было в других магазинах города. Особенно мне нравилось наличие креативных книжных сувениров, открыток о Воронеже. Когда я первый раз в жизни пришла в Петровский, помню, почувствовала какое-то дежавю с букинистическими магазинчиками в Мадриде и Сантьяго-де-Компостелла. Такое таинственно-привлекательное, что после не отпускает долгое время.

Книжный клуб «Петровский» стал знаковым событием в Воронеже. Сложно говорить о том, как можно было бы оставить его в том же формате. Сейчас, после самоизоляции, проблемы обострились, хотя и раньше это был частично благотворительный проект. Я думаю, что можно использовать фандрайзинг, сделать частичное финансирование за счёт общественной помощи. Поиск другого собственника или инвестора может привести к смене формата Петровского.



Мне нравится формат Амиталя. Там тоже проводят встречи, продаются новинки. Но Амиталь организован совсем иначе. Это, прежде всего, книжный магазин. Петровский — просветительский клуб. Здесь книги живут для умных людей. Здесь каждая книга ждёт своего хозяина, и приходит к нему через мероприятия.

Можно просто сказать, что аудитория уйдёт в Амиталь. Но это не совсем так. Книги можно заказать и через Интернет, а модель общения может уйти на различные арт-площадки. Сейчас сложно говорить, на какие. Вероятно, будут появляться новые локации, где смогут общаться интеллектуалы и книги.

Сергей РУЩЕНКО, руководитель отдела развития индустриального парка «Перспектива»


— Назначил встречу в соседнем ресторане, зашел случайно… И перенес встречу в Петровский. Книги, атмосфера, кухня, кофе – идеальное мест для переговоров и покупки книг. Ходил на джазовые концерты, камерность обстановки без ресторанной шелухи или театрального пафоса – то что нужно, буду скучать.

Сохранить Петровский в том виде, в котором мы его полюбили, привыкли как к культурному объекту – можно, но при желании инвестора. Это был альтруистский и гуманистический, но убыточный с точки зрения бизнеса проект. Поэтому желание инвестора закрыть книжный клуб вполне понятно. Теоретически если сохранить команду, то можно найти другую площадку, пересчитать заново бизнес-план, и запустить Петровский 2.0. Думаю, можно найти интересную локацию, вроде «Коммуны» — на самом деле в центре достаточно мест.

Если говорить о замене локации, то однозначно нет. Амиталь на своей волне, Петровский – на своей. Это как Театр драмы не должен заменять Театр оперы и балета. Оба существуют и формируют культурный пласт города, дополняя друг друга. Остаётся только ждать появление площадки похожего формата.

Олег ГРИГОРЕНКО, главный редактор медиаплатформы 7х7


— Когда книжный клуб Петровский открылся, в Воронеже были в моде тайм-кофейни, где можно было спокойно посидеть, занимаясь своими делами. Поначалу я думал, что ККП – это то же самое, только пафосно и дорого. Но все оказалось намного лучше. В ККП я назначал деловые встречи, приходил туда с друзьями и родными, чтобы отметить какой-нибудь семейный праздник, я приводил дочку на детские мероприятия, а сам несколько раз был на лекциях и дискуссиях. И, конечно, покупал книги. В Петровском был баланс между кафе, книжным магазином и площадкой для мероприятий – ты мог прийти туда и вообще не думать, что тут покупают книги, или едят, или слушают музыку – ты этого просто не замечал.



Это печальное, но, к сожалению, закономерное событие. ККП появился, когда сошлись сразу несколько факторов. Первый – это мечта Геннадия Чернушкина, который хотел видеть в Воронеже культурные практики, принятые в Европе и российских столицах, но которых в регионе не было. Это и распространение книг немассового спроса, и проведение немейнстримных концертов, общественных дискуссий, просветительских лекций. Второй факт – это экономическая ситуация, которая в начале десятых годов позволяла направлять деньги не только в бизнес, который гарантированно принесет прибыль. Наконец, третий – это приход в регион губернатора Алексея Гордеева в 2009 году. Я думаю, воронежским бизнесменам, которые декларировали приверженность к похожим ценностям, было проще найти с ним общий язык. Сейчас, видимо, содержать ККП просто невыгодно: ни с политической точки зрения, ни с экономической. А окончательно подкосил ККП коронавирус.

Если воронежцы раскупят все книги на распродаже, вырученных денег вряд ли хватит на то, чтобы заполнить полки снова. Если бы поклонники ККП раскупали бы книги каждый месяц – это был бы мегавыгодный бизнес, от которого ни один предприниматель никогда бы не отказался.

Единственный способ сделать так, чтобы в Воронеже вновь появилась площадка, похожая на ККП – это создавать спрос на ее услуги. Если там перестанет хватать места, а посетители будут оставлять организаторам деньги в виде купленных книг, выпитого кофе или доната, обязательно найдется предприниматель, который удовлетворит потребность людей слушать и общаться.



Что будет, если Петровский войдет, условно говоря, в целевую программу Воронежской области по развитию культуры? Петровский начнет руководствоваться принципами из этой программы. Получается, сохранить ККП таким образом не удастся – только изменить. И не факт, что к лучшему.

Я считаю, что власть вообще не должна лезть в эту сферу. ККП был достаточно свободной площадкой, у которой был свой стиль, формат и принципы. Иначе ККП не был бы уникальным явлением для региона. Ресурсы на ККП чиновники могут взять, только забрав откуда-то. Чем должно воронежское правительство пожертвовать, чтобы спасти ККП? И чем оно пожертвует на самом деле? По-моему, это самый главный вопрос, который должны задать себе те, кто требует, чтобы в ситуацию с ККП вмешались власти.

Андрей ДОЛЖЕНКОВ, директор воронежского областного Дома журналистов


— Это помещение (где размещается Петровский), насколько я понимаю, в собственности у владельцев Клуба. При этом основная проблема — не прибыльность книжного направления, что тянуло проект на дно. Поэтому, при беглом взгляде на ситуацию, возможно сохранить Клуб без книжного магазина. Сделать из него площадку для городских активностей: концертов, лекций, тренингов, мастер-классов с хорошим кафе. Книги люди сами принесут.



Фандрайзинг может помочь один раз, когда всё строится, но потом должны включиться другие механизмы. Проект должен постоянно приносить доходы, чтобы существовать. Только единство бизнеса, горожан и поддержка власти поможет создать нечто жизнестойкое.

Я думаю, департамент культуры не останется в стороне и примет участие в общественном обсуждении. Но здесь прямым бюджетным финансированием вопрос не решить. Помощь от власти может быть не только деньгами. В любом случае важно и то, чтобы горожане были активны не только в фейсбуке.

Кристина ЩЕКАЕВА,
Анна ШУБИТИТЗЕ
Фото Анны ШУБИТИТЗЕ и из официальной группы книжного клуба

0 комментариев